Роман Бурцев

Клубный промоутер, основатель «Солянки» и «Лебединого озера» в Москве, «Ласточки» и «Дома быта» в Петербурге, открывает клуб «Инженер» на месте бывшего бара «Бегемот».

Некоторые считают вас москвичом, но ведь это не так?

Я родился в Ленинграде. Вырос в Купчине, но учился в Московском районе, ездил туда по часу каждый день. 525-я школа — она многим известна, с сильным преподавательским составом — дала мне много друзей. Мы приходим на все сборы, встречи класса, потому что помним школу: это было приятное место, которое формировало базисные понятия, такие как дружба, подсказывало, как нужно вести себя в определенных ситуациях.

Когда вы заканчивали школу, в городе появились первые клубы. Что вы помните из того времени?

Помню «Тамтам», «Нору». Потом, конечно, и «Туннель», и «Маму», и «Планетарий». Хотя клубы возникли в моей жизни не в школьные годы, а в студенческие, когда я учился в Финансово-экономическом университете.

Почему, кстати, не стали банкиром, экономистом?

Именно из-за клубов: ушел с головой в эту культуру. Образование не сильно меня увлекало, но оно помогло мне. Я получил азы профессии и бизнесом в дальнейшем занимался с их помощью.

Каким бизнесом?

В те времена в России шло становление игорного дела, и все это было ново. Я занимался инструктажем — объяснял людям, как открыть игорный зал, как правильно все в нем устроить. Потом у нас была общая компания с Борисом Белоцерковским: продажи, лизинг игровой техники. Фирма развивалась хорошо, я начал с работы по найму, потом Борис сделал меня бизнес-партнером. Но клубное направление привлекало меня больше, и когда я заработал денег, захотелось применить знания и умения в другом сегменте, посмотреть, что получится. Сначала у меня появился игровой клуб в Москве, на «Заре», потом в нем начала тусоваться куча друзей, приезжавших из «Микса» Сережи Сергеева. Это была странная картина: игровые автоматы — и тут же пати. Вскоре это место переросло в «Солянку», которую вы знаете.

Почему в Москве, а не в Петербурге?

Всплеск клубной культуры в Петербурге к тому времени закончился, поэтому я и уехал. В Москве появились возможности, команда. Можно относиться к «Солянке» по-разному, но то, что она оставила некий свой след, наверное, бесспорно.

«Если получится, сделаем клуб в Петербурге, не получится — в Москве или в Лондоне»

А как бы вы охарактеризовали суть этого заведения?

Давайте сначала вы. Вот как бы вы описали «Солянку»? Ну, может быть, клуб по интересам.

Не знаю… Место для энергетически заряженных людей.

Попали в точку, лучше не скажешь. Для меня любое место — это не просто ресторан. Сначала это идея, вокруг нее все крутится. Дальше — люди. Дальше — детали. Ты выстраиваешь общую картину по крупицам, как пазл. Мне ничего не давалось легко. Каждый проект — рождение чего-то нового.

«Солянке» шесть лет. Наверное, бизнес уже идет сам, по накатанному пути?

Я уважаю ребят, которые занимаются управлением «Солянкой», но я не могу не влезать в их дела. Жизнь трансформируется, в бизнесе все меняется, надо обновлять кадры. Да и музыка не стоит на месте, приходят иные тенденции.

Зачем затеваете в Петербурге новый проект?

Я скажу коротко, без деталей. Ночь — это ночь. Нам должно быть комфортно. Мы не можем ходить в это время по улицам. Мне хочется создать место для людей, чтобы они приятно проводили свой досуг. Не для семнадцатилетних, для более взрослых. Я много поездил по миру и понимаю нынешний модный тренд. Но вся команда «Дома быта» будет привлечена и к новому проекту. И Кира Гришина, и другие ребята.

Хотя бы намекните, какова концепция нового места.

Я думаю про торжественность, про красоту.

Те, кто вкладывается в ваш проект, наверное, хотели, чтобы к вам ходили все подряд и, главное, тащили деньги, а вы отсекаете часть аудитории.

Все подряд денег не приносят. Зато отпугивают приличных людей, которые хотят другой компании.

Что у нас там рядом — Laque, «Семь комнат»?

Неважно. В принципе, это хороший локейшн для нового клуба. Если получится в Петербурге, то хотелось бы открыть его именно тут. А не получится — сделаем в Москве или в Лондоне.

В новое заведение наверняка явится публика из старого. Как вы думаете, завсегдатаи «Бегемота» будут рады?

Думаю, их просто не пустят, многих из них остановят на фейсконтроле. Все, хватит, не будем больше говорить на эту тему, и так я рассказал больше, чем нужно. Давайте о другом.

Где вы живете, где ваш дом?

Это серьезный вопрос, который нужно решать. Лавировать между городами не самая простая работа. Но есть вероятность, что скоро я определюсь, тем более у меня в Петербурге мама живет.

У вас есть дети?

Это задача номер один. Я двигаюсь в этом направлении.

Бар «Бегемот» работал по адресу: Садовая улица, 12. «Солянку» многие называют колыбелью русского хипстерства. Отец Романа Бурцева был служащим Госбанка, мать — экономист. В школе № 525 углубленно изучают английский язык. Школьных друзей Романа, приходивших в гости, его мама угощала пирожками с лимоном и с капустой.

текст: Аркадий Волк
фото: Игорь Симкин 


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме