Ольга Перетятько: «Половину оперных звезд 1970-х сегодня никто не взял бы на работу»

Номинант премии «ТОП 50» этого года впервые станет участницей фестиваля «Площадь Искусств», выступив на его открытии 14 декабря в Большом зале Филармонии. Сопрано родом из Петербурга на глазах превратилась в новую интернациональную оперную суперзвезду и в нашем городе появляется теперь крайне редко.

Вы не часто выступаете в России, почему?

Поскольку меня в свое время не приняли в петербургскую Консерваторию, я училась в Берлине. Там же, в Германии, начала карьеру, которая развивалась затем в Европе. Сейчас я один-два раза в год приезжаю с концертами в Москву или Петербург. Российские театры по-прежнему планируют свою афишу лишь на несколько месяцев вперед, а у меня жизнь расписана на четыре будущих года. Тем не менее я бы с удовольствием поучаствовала в постановках петербургских и московских оперных трупп, готова договариваться и жду предложений.

Петербургская Филармония оказалась более расторопна?

Да, меня пригласили выступить на открытии фестиваля «Площадь искусств» вместе с Заслуженным коллективом России под управлением Юрия Хатуевича Темирканова и конечно же я с радостью согласилась. Это будет моя первая профессиональная встреча с Маэстро, которой я жду не дождусь. 

Чем определяется выбор именно такой, непростой программы из сочинений Элгара и Бриттена? 

Это была инициатива Маэстро — видимо ему интересен скорее этот репертуар, чем привычное для меня бельканто. На самом деле я сама спрошу у него об этом же при встрече (Смеется).

Кто из оперных режиссеров сегодня задает моду?

Тенденции создают Дмитрий Черняков, Кристоф Лой, Роберт Карсен, Грэм Вик, Штефан Херхайм. Все, что они делают, не просто интересно и провокационно, но и имеет смысл. За последние три десятилетия на Западе все уже успели немного устать от авторских интерпретаций с висящими вниз головами голыми людьми. В тоже время я была на паре спектаклей также очень востребованного режиссера Каликсто Биейто — смеялась, конечно, сидя в зале, но на сцене оказаться не хотела бы. Если постановщик убедит меня в оправданности своих построений, я на все соглашусь. Но как-то в «Риголетто» режиссер предлагал во время исполнения красивейшей партии Джильды проецировать на экран ее изнасилование герцогом в грубой форме. Я отказалась сниматься в этом видео, потому что сочла такой ход логически не оправданным.

В недавнем интервью «Нью-Йорк Таймс» вы сказали, что в мире много хороших певцов, но выигрывают те, у кого крепкие нервы. А какие еще качества необходимы оперному артисту?

Работоспособность и отличная память: это только кажется, что настоящая оперная карьера начинается после тридцати и можно не торопиться. На самом деле, время бежит очень быстро и все нужно делать стремительно, в том числе и учить новые роли. Если дирижер вчера вечером сказал тебе посмотреть партию, то уже утром ты должен ее спеть хотя бы по нотам. Нужно бегло говорить как минимум на четырех иностранных языках. И, кстати, зная языки, ты гораздо быстрее разучиваешь партии. Требуется и безупречная фигура — прошли те времена, когда певица могла весить сто килограммов и на это не обращали внимания. Необходимо быть начитанным, наслушанным, насмотренным: понимать, о чем твоя ария, о чем вся опера и разбираться в эпохе, о которой идет речь. То есть мы сейчас должны уметь гораздо больше, чем умели певцы двадцать-тридцать лет назад. Половину звезд 1970-х сегодня никто не взял бы на работу. Кроме того, певцу необходима коммуникабельность: если ты «включаешь звезду», общаясь с коллегами или с менеджментом театра, все конечно улыбнутся, но в следующий раз предпочтут взять кого-то более дружелюбного. И самое важное качество — самостоятельное мышление. Разные педагоги и дирижеры могут давать диаметрально противоположные советы, но нужно самому строить свою карьеру, правильно выбирая партии.

А как певец приходит к «своему» репертуару?

Вроде бы глупый показатель, но самый верный: смотри на реакцию публики и критиков. В чем ты имеешь успех — то и есть «твой» репертуар. Если ты видишь себя в «Тристане и Изольде», а тебя на эту партию почему-то никто не приглашает — наверно стоит что-то переосмыслить. Найти свою нишу очень важно: в подходящем именно тебе репертуаре ты будешь убедительнее всего и дольше всего сможешь петь его, сохраняя вокальное долголетие и свежесть голоса. Вот сейчас по-настоящему «мои» партит — это Джильда, Лючия и Адина, которые я уже пела-перепела, могу их исполнять, стоя на голове, и если меня разбудить посреди ночи.

Вы выступаете в основном в операх Доницетти, России, Беллини, Моцарта. Чем был вызван «скачок» в «Царскую невесту» прошлой осенью?

Это был чрезвычайно важный проект, показывающий западной публике оперу Римского-Корсакова с ее красивейшей музыкой в очень современной, «дигитальной» постановке Дмитрия Чернякова. Он работает с певцами так, как это делал Станиславский: мы очень много и подробно обсуждали каждую сцену и наши роли. Вообще Римский-Корсаков нуждается в популяризации в мире, почему бы, например, не придумать фестиваль его опер? Ведь существуют же крайне успешные и престижные фестивали, посвященные музыке Вагнера в Байройте, Моцарта в Зальцбурге, Россини в Пезаро.

Кстати, на фестивале в Пезаро вы познакомились с вашим мужем-дирижером?

Да, мы тогда ставили не самую известную оперу Россини «Сигизмунд», а затем там же делали вместе «Матильду ди Шабран», кстати, и та и другая выпущены на DVD.

А в апреле-мае Микеле Мариотти дирижировал «Пуританами» в Нью-Йорке с вами в главной партии. Часто выступаете с ним?

«Пуритане» в «Метрополитен-опере» - всего лишь третий наш совместный проект за четыре года. Я бы с удовольствием работала с ним чаще, но у нас разные агенты и карьеры, которые развиваются параллельно, редко пересекаясь. Хорошо хоть, что удается встречаться вне сцены. У нас с Микеле две базы в Европе — в Берлине и Болонье. Это квартиры, в которые мы приезжаем главным образом для того, чтобы перепаковать чемоданы.

Отец Ольги служит в хоре Мариинского театра, сама она пела в детском хоре этой труппы, окончила музучилище при петербургской Консерватории и берлинскую Высшую школу музыки. Перетятько является лауреатом конкурса Пласидо Доминго «Опералия». Супруг Ольги — итальянский дирижер Микеле Мариотти.

Текст: Виталий Котов

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также