Саундчек: Юлия Коган

Рыжая красавица одно время подменяла Сергея Шнурова в качестве лица и голоса группы «Ленинград». Теперь и то, и другое будет использоваться исключительно в личных целях: на днях вышли сольные клипы певицы на песни «Любовь» и «Иду и пою», а 17 мая ее новая программа прозвучит на концерте в пространстве «Море».


На Юлии: Платье L'Arusmiani («Кашемир и шелк»)

Наверное, сложно сейчас вновь оказаться дебютанткой, пробивать себе дорогу?

У меня нет задачи завоевать весь мир, собирать многотысячные стадионы, которые мы собирали с «Ленинградом». У меня задача найти свою публику. Мне достаточно двухсоттрехсот человек, которые придут на мой концерт.

Почему произошло ваше расставание с Сергеем Шнуровым?

На самом деле ничего драматического не было. Я захотела попробовать себя на телевидении — в качестве ведущей программы «Я права», а Сергею это не понравилось. Он решил, что лучше со мной расстаться, чем терпеть такие мои измены. Он своеобразный человек. (Смеется.)

А как вы попали в «Ленинград» из детского музыкального театра «Зазеркалье»? Довольно контрастные звенья в карьере.

Я знала Серегу и еще нескольких ребят, когда группа только появилась. Мы сидели у Сереги на кухне, и он пел нам еще никому не известные песни. Как ни странно — я даже совершенно забыла об этом, — я участвовала в записи первой песни, выпущенной группой «Ленинград» шестнадцать лет назад. Она называлась «Новый год», а я пела там бэки. Так что можно смело сказать, что я первая солистка группы «Ленинград». Потом судьба нас развела. А в конце 2000-х, когда им понадобилась певица, они про меня вспомнили, позвали на бэк-вокал. Позвали один раз, второй, а потом решили, что я должна остаться. Я всех убила своим голосом. (Смеется.) Ну я и осталась — на дружеских началах. У нас так было: что хочешь, то и пой. Понравилось, как ты выглядишь, — ты в группе, сочини, что будешь делать. И я сочинила все свои бэки. А когда «Ленинград» распался и сошелся снова, он уже придумал сделать меня солисткой. Пиар-ход такой: возрождение «Ленинграда», но с вокалисткой.

Однако актрисой детского театра вы действительно были?

До сих пор остаюсь, хотя выступаю там крайне редко и только в мюзиклах. Я окончила Театральную академию по специальности «оперная вокалистка», а мой учитель — создатель и главный режиссер театра «Зазеркалье» Александр Петров. Соответственно, он взял в труппу весь наш курс. Я там лет пятнадцать отработала по трудовой книжке и до сих пор числюсь. Это детский театр, но оперный. Если ты хочешь серьезно петь оперу, надо все время работать над классическим вокалом. А я уже в другом жанре. Считаю себя эстрадной певицей.

В сольном проекте вы продолжите культивировать тот образ, который у вас был в «Ленинграде»?

Я много раз говорила, что это придуманный образ, это не я такая — это вы такие, женщины! (Смеется.) Ну, не вы конкретно… Просто сейчас такое поколение женщин. Я их не понимаю, но поскольку я все-таки дипломированная актриса, то могу примерить любую роль. Поэтому все подумали, что я действительно непутевая баба: «Налейте мне еще бокальчик!» В собственном творчестве тянуть эту лямку мне не хочется. Не мной придуманный образ, не мне его и развивать. Самостоятельно займусь тем, что лучше всего умею, — быть энергичной, зажигательной и темпераментной. У меня все песни разные, потому что я долго не могла определиться: мне при моих вокальных возможностях доступны, в принципе, любые стили.


«Расставание с „Ленинградом“ — шаг вперед. Я же не могла прыгнуть выше Сергея Шнурова, он главный в этой группе»

 

Ваш клип «Любовь», где в кадре много голых женщин, — это реверанс сексуально озабоченным поклонникам «Ленинграда»?

Нет, реверанс был бы, если бы я пела «Я так люблю, когда большой» и при этом обнаженные женщины с горящими глазами изображали похоть. Если честно, мы взяли идею из клипа The Beloved — Sweet Harmony. Я этого не скрываю. Ну, какой клип можно снять на медленную песню, чтобы его посмотрели? Кстати, «Любовь» не нравится поклонникам группы «Ленинград» — медицинский факт. Они сказали, что это говно. Если бы в конце я спела слово из трех букв, тогда, может быть, песня приобрела бы для них какой-то смысл. А идея этого клипа в том, что любовь несут в себе женщины, что воплощение любви — это женщины и что нет ничего прекраснее обнаженного женского тела. Особенно если не видно ничего лишнего. (Улыбается.)

Вы огорчены, что они не приняли ваш клип?

Меня интересуют мои личные поклонники, которые будут воспринимать меня такой, как я им буду предлагать. А фаны Шнура всегда будут воспринимать только группу «Ленинград». У меня есть пара песен, которые сто процентов им понравятся — вот даже к бабке не ходи, — какой бы там клип ни был. Но моя задача, чтобы меня слушали люди, которые любят музыку, красивую музыку. И Сергей Шнуров писал красивую музыку, но все немножко портилось словами. (Смеется.)

Получается, вам не нравились слова, которые приходилось там петь?

Ну, а кому это может понравиться? Я никогда не говорила, что рада была петь матом: я образованный человек, а не какая-то там шалава с улицы. Чтобы на меня посмотрели миллионы и я спела слово «х…й» — мне этого не надо. Но так сложилось: меня узнала куча людей и благодаря этим вот матюгам услышала, что я прекрасная вокалистка и столько лет училась не зря. Я искренне вкладывала все, что могу вложить в песню, чтобы завуалировать эти вызывающие тексты. Потому что мне кажется, если это поет человек с интеллектом, оно гораздо лучше слушается. Может, в этом и есть секрет Шнура? Был бы он действительно гопник, которого пытается изобразить, тогда он не заинтересовал бы такое количество людей.

Точно не жалеете, что начали певческую карьеру с «Ленинграда»?

Как же можно жалеть о том, что сделало меня знаменитой и богатой? Но если бы вернуть ту ситуацию выбора, пойти на телевидение или нет, я бы все равно пошла. Потому что расставание с «Ленинградом» — шаг вперед. Когда я вернулась из декретного отпуска, стало очевидно, что я там лишняя, что мне надо двигаться дальше. Я же не могла прыгнуть выше Сергея Шнурова, он главный в этой группе, а быть на ролях второго плана, уже имея имя и когда тебя так любят… Плох тот солдат, который не хочет стать генералом.

Ваша песня «Нет войне» связана с текущей политической ситуацией?

У меня просто много поклонников-украинцев, они живо обсуждали политические проблемы, и мне стало так неприятно оттого, что Россия и Украина становятся врагами. Причем только из-за того, что какие-то люди взбесились и начали делить, что там есть на этой Украине. Все же публичные люди должны как-то высказаться. Я высказалась: я в принципе против войны.

Вы сами пишете себе песни?

Раньше я считала, что не умею писать песни. Но кому бы я ни объясняла, что мне надо, никто не мог предложить то, что мне нравится. Пришлось самой написать песню, одну, потом вторую. Еще я встретила композитора Ксению Штейрину, она тоже начала сочинять мне хорошие песни, помогла найти свой стиль.

Вы готовы петь ироничные тексты?

Я бы с удовольствием, но это тоже надо понимать, как и что высмеивать. Я не очень в этом сильна. У меня большая часть песен о любви, а вот высмеять каких-то депутатов — это мне не дано. По крайней мере, пока.

ВАЖНОЕ Супруг Юлии — фотограф Антон Бут. Они воспитывают годовалую дочку Лизу. Клипы «Любовь» и «Иду и пою» снял Юлин муж Антон. Премьера клипа «Иду и пою» состоялась на сайте www.sobaka.ru. Коган продолжает сотрудничество с джазовым коллективом Ska-Jazz Review. Ток-шоу «Я права» посвящено женским секретам и проблемам и выходит на телеканале «Ю». Юлия Коган ведет его вместе с актрисами Дарьей Сагаловой, Лизой Арзамасовой и Настасьей Самбурской. Композитор Ксения Штейрина поет вместе с Леной Тэ в группе Shocking Red, а также играет в клоунском театре «Битком».


Текст: Наталья Зайцева
Фото: Александр Плотников
Визаж: Юлия Слепнева

Комментарии (0)
Автор: sobaka
Опубликовано:
Люди: Юлия Коган
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также