Зачем Сергей Шнуров запел женским голосом?

С группировкой «Ленинград» случилась гендерная закавыка: мачо Шнура в песнях и клипах потеснили девы-вокалистки. Специально для «Собака.ru» Сергей Шнуров рассказал о своей лирической героине и даже согласился прогуляться с фронтвумен Алисой Бурмистровой перед объективом нашего фотографа.

  • На Сергее: пиджак Saint Laurent (ДЛТ), брюки Ann Demeulmeester (ДЛТ). На Алисе: платье Comme des Garcons (Comme des Garcons).
  • На Алисе: платье Christopher Kane.
  • На Сергее: брюки Ann Demeulmeester (ДЛТ). На Алисе: платье Christopher Kane.

Шнур: На сцене у «Ленинграда» всегда было много поющих женщин, однако во времена отсутствия «Ютьюба» мало кто понимал, что собой представляет группа на концерте. В столицах мы собирали стадионы, но если ты жил в Твери и никогда не выбирался в Москву, то для тебя «Ленинград» всегда был только звуком из колонок.

Конечно, мы не просто так берем телок, а проводим кастинг. Приходят, репетируют с нами, пробуют. Иногда мне даже кажется, что я крепко подсел на кастинги. В определенный период времени телок приходило на каждую репетицию по три штуки, и без них уже становилось скучно и непонятно. Как в студенчестве: на хрена мы собрались, если телки не пришли? Теперь мы регулярно бросаем клич среди поющих дам — в городе существует комьюнити этих персонажей.

Такими, как мне нужно, телки на кастинги не приходят. Я их выдумываю, это продюсерский проект. Согласитесь, если я пишу тексты, вкладываю что-то в уста этих героинь, если я отвечаю за съемку клипов — ну понятно же, что это создание образа. Девочка в жизни не написала бы текст песни «За...бал». Она это чувствовать может, а написать — нет.

Женщины, образы которых мы создавали и создаем, не возникают просто так. Эта череда персонажей — все-таки они довольно разные — есть в природе, они водятся в реальной жизни. Так что если какие-то там феминистки считают, что таких женщин быть не должно, давайте их вешать, и все будет охрененно.

«Собака.ru»: Погодите, мы не поняли, кого вы предлагаете вешать — ваших героинь или феминисток?

Шнур: Кого-нибудь уже давно пора вешать. Мне совершенно точно ясно, что вместе жить они не могут.

 

Алиса Бурмистрова, до прихода в «Ленинград» была известна как диджей и ведущая караоке-вечеринок. В 1990-е она работала в клубе Candyman

Поющая женщина из видеороликов «Ленинграда» может быть гламурной сукой (как в клипе «Сумка»), а может — танцующей индианкой (как в клипе «У...бан»). Она может сидеть в бассейне («37-й») или прикидываться Земфирой («Интеграл»). Может вовсе не появиться в кадре («Цунами») или появиться в десятке разных обличий — молодой, старой, красивой, уродливой («Плачу»), создав коллективный портрет вечной женственности, слегка тронувшейся умом».

Дмитрий Муравьев, продюсер видеостудии FancyShot, создавшей «Сумку», «Суходрочку», «Дорожную» и другие недавние клипы «Ленинграда»

Я не могу вам ничего сказать за Сергея, спрашивайте у него, почему он выдвинул вперед вокалистку. Даже предполагать ничего не буду. Одно могу сказать: цикл этих недавних песен и клипов, которые мы для «Ленинграда» снимали, объединяет общее настроение прощания. Прощания с уходящей эпохой: в «Сумке», скажем, это ариведерчи миру гламура, «Плачу и плачу» — до свидания консюмеризму. Так что эти песни не случайно появились, а почему их Алиса поет, я не знаю. Может быть, потому что сам Шнур со своими поклонниками прощаться не собирается».

Денис Бояринов, музыкальный критик

Возобновив два года назад «Ленинград», Шнуров сделал кое-какие дизайнерские перестановки и вывел на первый план бэк-вокалистку Юлию Коган, впервые появившуюся в альбоме «Аврора». На обложке пластинки «Хна» раскиданы огненно-медные кудри Коган, снятой под Аллу Пугачеву. Когда Коган ушла в декрет, он заменил ее другой певицей — Алисой Бурмистровой. Теперь на горизонте замаячила еще и какая-то Арина, исполняющая жестокий романс с рифмой «полюбила вас» и «пидорас».

Когда-то Сергей Шнуров, умелый копиист, который, говорят, может своеручно подделать Брейгеля, придумал, что «Ленинград» должен воспроизводить самые народные русско-советские музыкальные бренды, и именно в этом секрет успеха проекта Шнурова, а вовсе не в пресловутой обсценной лексике. Он давно пишет песни под Пугачеву так же мастеровито, как под Аркадия Северного или под Владимира Высоцкого. Раньше бы ему хватило задора исполнить их самому, выйдя на сцену в женском платье, но теперь его народная аудитория, разросшаяся до стадионов, просто не поймет такой шутки. Сейчас под снятым пятнадцать лет назад клипом «Ленинграда» «Ду ю лав ми», в котором Дмитрий Беляев (Демыч), товарищ гения по институтским годам, а ныне церковный сторож, надевает накладную грудь, красит губы и целует увенчанного ирокезом Шнурова, его фанаты оставляют комментарии: «Зачем в конце Шнуру надо было сосаться с этим полумужиком?»

С творческой потенцией у Сергея Шнурова все хорошо, как и прежде. Зря пыхтят злопыхатели. Его последние песни — ровно такое же говно, как и старые. Ничуть не хуже. (Это я не ругаюсь, нет: в одном интервью Шнур сам называл «Ленинград» «предприятием по производству говна».)

Единственное, что изменилось, — в песнях «Ленинграда» с недавних пор поселилась скука. Сергею Владимировичу Шнурову скучно в нашем с вами времени, и он уже не пытается прикрыть зевоту на людях. Ему не с кем поговорить, напиться, подраться — он чувствует себя Гулливером среди лилипутов. «Прощайте, люди Земли, — за…бли» — вот что транслируют последние пластинки «Ленинграда». Новые группы — «как из говна эти пули» и «я лучше послушаю Баха». Новое поколение в рейбанах и кепках под капюшоном — «забавные у…баны», «но вместо х…я корнишон». Крик души Шнура слышится в песне «37-й», отданной им певице Алисе: «Хочешь плачь, а хочешь вой, у меня тридцать седьмой. Какого хера нет моего размера?!» Тридцать седьмой — это у него, 37 сантиметров, не с кем помериться — нет достойных соперников.

«Ленинград» родился как шутка, а продолжается как издевательский анекдот, в который, кажется, уже мало кто врубается. В песнях остроумного Сергея Шнурова всегда было много иронии, но сейчас его усмешка над реальностью становится все суше, злей и саркастичней. В каждом альбоме «Ленинграда» он, любя, посылает на три буквы своих говноедов-слушателей, но они все не уходят — просто не понимают, о чем песня. Он посылает туда и себя, «именно себя и никого другого». «А тебя я не люблю», — поет Александр Пузо, верный Санчо Панса Шнурова, в ютьюб-хите «Дорожная», цитирующем проигрыш из «Джентльменов удачи»: «Ехай! Ехай на …уй!» Но от себя не уедешь».

 

«Ленинград».
Клуб «A2», 12 апреля

Фото: Алена Кузьмина

Комментарии (1)
Автор: sobaka
Опубликовано:
Люди: Сергей Шнуров, Юлия Коган, Алиса Вокс
Места: А2
Материал из номера: Апрель 2014
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • salo uronili 16 апр., 2014
    зачем она рот открыла, как корюшка?

Наши проекты

Читайте также