Рэйв для мамы: фестиваль «Легенды Ретро FM»

Сидячая дискотека на 10 тысяч человек — в Петербурге прошли «Легенды Ретро FM» — музыкальный фестиваль со звёздами 70-80-90-х годов. Корреспондент «Собака.ru» посетил ретро-дискотеку, чтобы узнать, кто на них ходит и пообщался с артистами, которые там выступают.

— Скажи мне, ты поел? Я просто сейчас зайду в зал и ничего не услышу.
Женщины и мужчины спешат сдать шубы, пуховики и дублёнки в гардероб. Самые активные из них закупаются красными галстуками и пилотками, бегут в танцевальный партер. У столика местной закусочной стоят двое, разглядывают входящих.

— Это будет круче, чем Оззи Осборн, я тебе отвечаю!
— Что-то сильно сомневаюсь.

Большая часть публики поднимается наверх, занимает сидячие места. И хотя фестиваль радиостанции «Ретро FM» в Петербурге собрал почти полный «Ледовый», оглушительные электронные подложки и кислотный видеоряд казались неуместными. Пришёл на рейв, а там почти все сидят. Иные вообще не понимают, что они здесь делают. После Ромы Жукова и его «Я люблю вас, девочки, я люблю вас, мальчики»,– кто-то заорал: 

— Сейчас же будет Ottawan!
— А кто это?

Действительно, вопрос в России неуместный. Темнокожий француз Жан-Батист Патрик не писал новых песен для проекта Ottawan больше 30 лет, что на его концертном графике в России не сказывается. Чтобы узнать, как и в 2013 году оставаться диско-звездой, отправляюсь в пресс-зону.

«Я уже не могу сосчитать, сколько раз был в России, правда. Но когда-то для меня стало открытием, что здесь вообще знают про Ottawan. Могу сказать, что с тех пор русские люди изменились в лучшую сторону, они стали веселей. Да, годами я пою одни и те же песни, но для меня это то же самое, что и раньше. Те же эмоции и ощущения», — говорит он.

С 1979 года Жан-Батист сменил в качестве певицы девушек Аннет, Тамару, Каролин и Кристин. Сейчас его спутница — русская француженка Япи Изабелль. Когда Ottawan уходят в гримёрку, какой-то язвительный журналист замечает:

— Видали? Он её своей племянницей называет. Ещё бы дочкой назвал, это у них нормально. Дочка, тьфу!

На сцене продолжают сменяться артисты, каждому из них отведено по 12-15 минут. Вслед за «Самоцветами» и Bad Boys Blue выступает Олег Газманов. Хочется выйти в фойе и немного прогуляться, но для этого нужно обходить не только людей, но и их сумочки, сложенные изящными пирамидками.

В фойе, кроме еды и напитков, установлены советские игровые автоматы. Концерт начался, поэтому поиграть можно свободно. Я играю в машинки с подвыпившим мужчиной в сером свитере. Время игры — две минуты. Каждый раз он в пух и прах разносит меня. И выпаливает:

— Давай ещё!

Но проигрывать быстро надоедает. В зале Марина Хлебникова поёт «Дожди» — от этого ещё грустней. Фестиваль проходит с 2005 года, но певица дебютирует на нём только в этом году. Именно у неё хочется спросить — что дальше? И в каком состоянии находится наша поп-музыка?

На смену нынешним звёздам пока никто не приходит. И я не знаю, возможен ли фестиваль «Легенды нулевых. Нынешние подростки зачастую даже не понимают, о чём мы здесь поём. Виноваты и сами артисты — кто-то промолчал, когда надо было громко выразить свою позицию, пошёл на поводу, захотел богатства. И образовался колоссальный культурный разрыв между поколениями, который с каждым годом всё растёт. Конечно, есть много рок-музыкантов, которые появились не вчера и продолжают выступать: Земфира, «Би-2», «Сплин». Не сдают позиции рэперы из «Касты». Но все они подобные мероприятия вероятно проигнорируют. Я вообще надеюсь на возрождение рок-музыки — причём не из Екатеринбурга или Петербурга, а из совершенно неожиданных мест.

Пока журналисты ждут поп-звезду Саманту Фокс, один корреспондент тренируется в остроумии на своём коллеге:

— Православный телеканал, здравствуйте, мисс Фокс! А вы знаете, что сгорите в аду, потому что вы лесбиянка?

Впрочем, побеседовать с ней так и не удалось — мисс Фокс как чувствовала и заявила, что слишком устала. По лайн-апу следующим должен выступать Крис Кельми, но на сцене он не появился. Говорят, музыкант много пьёт. В зале гремят Londonbeat, затем Алёна Апина и Fancy.



Шоу подходит к концу. В зале играют итальянцы Ricchi e Poveri. И когда звучит финальная <>, седой и усатый мужик, смахнув невидимую слезу, обращается ко мне:

— Я под эту песню ездил на своей первой «копейке», жену в Павловск возил. Она уж восемь лет как мертва.

А потом он начал танцевать. И всякое раздражение у меня пропало. Я понял, какой в этом смысл.

Текст: Дмитрий Ромахов


  • Автор: Лена
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Гость 4 авг., 2014
    Комментарий удален

Читайте также