Олег Нестеров: «На коротком промежутке побеждают интересы человека, на длинном — идеи»

В ЦСИ имени Сергея Курехина проходит цикл лекций, посвященных музыке и музыкальному бизнесу: об организации фестивалей и концертов рассказывает глава NCA Live Ева Самсонова, о джазе — музыкальный журналист Кирилл Мошков, об этно-музыке — автор «Музпросвета» Андрей Горохов, а кроме того — приезжает с лекцией Олег Нестеров, лидер группы «Мегаполис», писатель, основатель и глава независимого лейбла «Снегири» (Евгений Гришковец, Алина Орлова, Нож для Frau Muller, Cheese People и многие другие). «Собака.ru» пообщалась с ним накануне петербургского концерта «Мегаполиса» и выступления в ЦСИ о том, зачем ежегодно «Снегири» закрываются на несколько часов и потом открываются вновь, нужны ли сейчас музыкальные продюсеры и в какой формат мутирует музыкальный альбом.

Разговоры о музыкальной индустрии теперь ведутся исключительно пессимистические: прожить на заработки с концертов нельзя, альбомы никто не покупает. У вас на этот счет какое-то особое мнение?

Мне кажется, в нулевые произошла смена парадигмы: «профессионалов», которые хотят немедленно капитализировать собственное творчество сменяют новые любители. Стоит различать миссию человека и его профессию: человек выбирает профессию исходя из своей миссии; вместе с тем он может иметь одну миссию и двести профессий. Это определяется теми способностями, которые он получил по наследству, средой, в которой он оказался — в конечном счете, это рулетка. И человек всего-навсего должен держать сердце открытым, не просить каждую минуту вознаграждения за свои труды. «Любитель» происходит от слова любить — это значит, что все твои действие подчинены твоей миссии: ты делаешь то, что ты любишь, и то, что ты должен. И в конечном счете, твое любимое дело начнет приносить тебе всякого рода бонусы, в том числе и материальные.

Но это сейчас все-таки редкая ситуация, особенно для молодых групп.

А кто вам сказал, что молодые группы должны зарабатывать много  а главное, что от этого их участники станут счастливее? По собственному опыту могу сказать, что настоящее счастье — это когда ты к своему музыкальному инструменту бегом бежишь, когда ты у жизни выгрызаешь время для своего любимого дела. Потому что в этой ситуации фокус совсем другой — никто никому ничего не должен: ни талант человеку, ни наоборот. Если ты не графоман, и это действительно твое признание. А когда у тебя кроме музыки ничего нет — приходится постоянно удовлетворять многомиллионный гарем своих поклонников. О любви тут речи вообще не идет. Кто-то прекрасно заметил, что история — это непрерывный конфликт интересов и идей. На коротком промежутке побеждают всегда интересы человека, на длинном — верх одерживают идеи. Когда ты впускаешь идею, которая к тебе постучалась — это называется служение. И ты можешь не продать ни одной картины при жизни, не достроить храм, который до этого сорок лет строил, не увидеть никакого законченного результата. Ты изначально служишь медленному сейчас,  своей идее, при помощи воли побеждая собственные интересы.

А каково в этой ситуации место продюсера — зачем он вообще нужен?

Между продюсером и музыкантом выстраиваются отношения «учитель — ученик». Настоящие продюсеры всегда начинали с того, что просто хотели помочь молодым музыкантам. Это довольно древняя модель отношений: половину учитель отдает, другую половину — он черпает, получая новую энергию, новые мысли. Сейчас эти отношения стали деликатнее: раньше это было такой прекрасной и добровольной формой рабства. Теперь все решает случай: в какой момент кто-то услышит песню, кто поставит ей лайк, и так далее. Но при этом, продюсер организует целую схему продвижения и маркетинга — и в этом случае удаче уже сложнее проскочить мимо, важно лишь понять, что это вопрос времени. А без продюсера все гораздо менее предсказуемо. Настоящий талант все равно проявится, это штука живучая. Но у артиста может элементарно не хватить жизненной энергии, он разуверится в себе, забудет про свою миссию.

Бывало так, что вас как хозяина лейбла или продюсера кто-то из подопечных музыкантов разочаровывал?

Нет. Естественно, у каждого артиста своя судьба. Кто-то спринтер, кто-то стайер, для кого-то музыка — только очередной этап жизни. Все во вселенной имеет волновую природу — наше дело: только подпитывать, вдохновлять.

Это скорее философский, а не бизнес-подход.

Что касается бизнеса, то мы каждый год меняем модель работы. Торжественно закрываем компанию, пьем шампанское. Компания несколько часов не существует, сотрудники уволены, хотя никто из них об этом не знает. Потом компания открывается вновь, ее цели меняются, сотрудники получают новые, более амбициозные задачи. Эта схема нас часто выручала. Наверное, поэтому такой каталог, который у «Снегирей» за четырнадцать лет сложился, еще поискать надо.

Такие тонкие вещи, как «природа таланта» вы объясняете на лекции исходя из собственного опыта или какой-то литературы?

В первую очередь, исходя из опыта: некоторых вещей, которые подсказал мне внутренний голос, и которые потом получили подтверждение — причем, не только в жизни, но и в научных исследованиях, с которыми я ознакомился. Хотя некоторые вещи наука не может объяснить — например, что такое одаренность. Я стараюсь рассказать о том, как я это понимаю.

Что вы думаете о продажах цифрового контента? Я на днях прочитал статью, где говорилось, что количество легальных скачиваний робко, но начало расти.

Я думаю, что издателей начинает спасать философия потребления: после того, как у нас открыли Itunes, человек, который спит в обнимку с айфоном скорее скачает альбом (синглы, как показывает статистика, скачивают реже) оттуда, чем будет искать его где-либо еще. Потому что это вопрос двух кликов, как и загрузка приложений. И заплатить за приложение два или три доллара — вообще не проблема. Мне кажется, что музыкальная индустрия должна сосредоточиться на формате приложения: формат альбома уже себя исчерпал. И музыкантам стоит задуматься о том, как сделать из музыкальной программы мобильное приложение: музыка таким образом будет жить дольше. Application – это всегда некая игра, квест, который затягивает. Хорошо сделанное приложение удержит человека на месяц, в то время, как пластинки хватит на неделю или две.

Но не говорит ли это о том, что музыка в принципе отступает на второй план?

Я так не считаю, хотя музыка, конечно, потеряла свои позиции. И выражение «послушать музыку» сейчас звучит по-идиотски — как «воздухом подышать». Но музыка никогда не денется, просто она будет по-другому встраиваться в жизнь человека: через визуальные образы, нечто тактильное, что угодно.

Концерт «Мегаполиса»: «Зал Ожидания», 23 апреля, 20.00
Лекция Олега Нестерова «Музыкальный продюсер: вчера, сегодня, завтра»: ЦСИ им. Сергея Курехина, 10 апреля, 19.00 

Интервью: Егор Антощенко

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также