Петербурженка, спасшая девушку от избиений бывшего мужа — о других подобных случаях и способах борьбы с насилием

Дарья Борисова рассказала в фейсбуке о том, как 8 марта они с подругой спасли женщину в парке от приковавшего ее к себе наручниками мужчины. Он обещал ее «порезать на куски». 

У подруг был с собой электрошокер — это помогло. Они достали его из сумки и потребовали отпустить девушку. Мужчина пригрозил, что он из 43 отдела полиции и обязательно их достанет. 

«Собака.ru» связалась с Дарьей. Женщина рассказала, как дела обстоят сейчас, как можно было бы предотвратить избиение и что не так с нашим обществом.

 

Как себя чувствует пострадавшая? Каков план действий?

Сейчас девушка в безопасности. Насколько я знаю, она планировала сходить к участковому в этот четверг. Мы с Катей Явенковой, с которой помогли той девушке, в воскресенье сходили в отдел и написали заявление,  а в понедельник подали заявку в СК. 

После того, как мы обратились в полицию, с нами связался участковый. Сейчас все зависит от того, придет ли к нему пострадавшая. Она должна это сделать в четверг или в понедельник. 

 

Чего вы хотите добиться?

Чтобы все были в безопасности: и та девушка, и мы с Катей.

 

Как думаете, как можно бороться с такими ситуациями?

В идеале нужны глубокие системные изменения в обществе. Надо бороться со стереотипами относительно женщин и мужчин — вся нынешняя гендерная социализация множит огромное количество бредовых тезисов, начиная с «бьет — значит, любит» и заканчивая «сама виновата». Конечно, изменения не произойдут просто так. Для начала не помешает привести в порядок законодательство относительно отношения к женщинам — нужна криминализация домашнего насилия, система охранных ордеров, женские кризисные центры.

Понимаете, мне, как феминистке, абсолютно очевидно, что «мужчина» сейчас в любом случае будет считать себя вправе навредить «женщине»: за это спасибо одобряющей объективацию государственной социальной политике и всем этим «традиционным ценностям».

Важно, чтобы все поняли, что женщина — не слабый пол, не украшение коллектива, не вечная мать, не бесплатная уборщица-проститутка-психоаналитик для ее мужа, не вещь, которую можно приковать к себе наручниками. Женщина — это сильный, интересный и независимый человек. И чем больше мы это осознаем, тем больше в нас появляется сил и воли противостоять таким вот Толоконниковым (фамилия нападавшего).

Еще важно обратить внимание на отношения горожан и полиции. Я ведь быстро поверила Толоконникову, что у него там связи (хотя он явно блефовал, пожалуй), потому что все может быть. И это недоверие к прозрачности правоохранительных органов тоже заставляет трижды подумать, прежде чем к ним идти. Страшно — жуть!

 

Это первый случай, когда вы помогли другой женщине в такой серьезной ситуации?

Однажды пришлось подойти к паре, в которой мужчина, якобы играя, кидал в женщину снежками на остановке, а потом стал толкать, схватил ее за горло — тоже вроде как в шутку. Когда мы подошли (кстати, я тогда тоже была с Катей), мужчина заулыбался: «Это моя подруга». Тут подошёл автобус, и женщина очень быстро в него заскочила, явно не желая с этим «другом» оставаться.

 

Как реагируют ваши близкие на то, что вы всегда идете на помощь? Переживают?

Нет. А что, на помощь идти — это что-то плохое? Вы бы как поступили? Я бы вот очень хотела, чтоб мне помогли в подобной ситуации, если бы она вдруг  произошла. Вообще, у нас в семье не принято проходить мимо. И близкие поддерживают меня.

Проблема в голове, в том, что «не принято вмешиваться, себе дороже». Мне кажется, это ужасно. Ну пора же всё-таки уже начинать строить гражданское общество!

Но сейчас так много сил и времени занимает интернет. Так много страшного говорит телевизор. Не кажется ли вам, что из-за этого обществу все сложнее относиться друг к другу по-человечески, не быть равнодушными?

Когда в 2010-2011 случился подъем гражданской активности, митинги, уличные акции, в голове очень часто звучала мысль о том, что «если не мы, то кто?» Да, вокруг всё страшно и плохо, но можно начать с малого. Не бросать окурки на улицу, чтобы было чисто, выходить на протестные митинги, чтобы быть услышанным. Это же просто. Не хочется бояться. Хочется, чтоб было хорошо.

Сейчас все сильнее развивается мода на психологов. Как думаете, может ли это благоприятно сказаться на обществе?

Психотерапия — это то, что очень нужно всем нам. Печально, что на постсоветском пространстве нет культуры психотерапии. Это же, как к зубному сходить. Да - когда внутри что-то не так, то все это может вырваться наружу, трансформироваться в насилие по отношению к себе и к окружающим. Что-то мне подсказывает, что огромнейшего числа семейных ссор, драк и убийств не произошло бы, если бы люди просто разобрались в своих внутренних проблемах.

Трудно себе представить мир, в котором не будет насилия и люди будут вести себя как люди.

О да. Я, конечно же, верю в прекрасную Россию будущего, в победу гендерного равенства, в искоренение ксенофобии, гомофобии и вообще во все хорошее. Но это не мешает мне перед выходом на улицу брать с собой электрошокер.

Вам приходилось его применять, чтобы уберечь себя? Что вообще стало причиной его покупки?

Током никого не била. Он просто придает смелости. Полагаю, каждая женщина знает это ощущение беззащитности, когда идёшь вечером через подворотню, слышишь чьи-то шаги сзади, а внутри все сжимается от ужаса. Шокер хоть как-то успокаивает. Надеюсь, мне никогда не придётся его применять.

Ранее «Собака.ru» публиковала интервью с Беллой Рапопорт: «Феминизм в России помолодел, стал массовым и популярным» 


Подписывайтесь на наш канал в Telegram — подборка главных новостей за день.
 
 

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также