Александру Невзорову 60 лет: правила жизни (и смерти) главного мистификатора страны

Сегодня празднует 60-летие журналист, писатель и просто главный критик всего и вся в нашей стране. Александр Глебович, во-первых, с праздником! Во-вторых, мы вас дико любим. В третьих, собрали самые важные ваши мысли о мышлении, религии, смерти и — сюрприз-сюрприз! — Сергее Шнурове.

Как быть мыслящим человеком

То, что отличает тебя от остальных – знание и мышление. Мышление – очень неприятная штука, но оно – обычное ремесло, которым овладевают. Такое же, как изготовление очков, компьютерное программирование или пошив очаровательных шортиков. Но этот навык требует расставания с огромным количеством предрассудков и иллюзий. Вам придется вытереть ноги о все существующие мифы, представления о добре и зле, которые на сегодняшний день являются доминантными.

Большинство людей не обладают мышлением

Надо понимать, что мышление – штука совершенно невостребованная. В вашей работе оно, скорее всего, не пригодится. Оно необходимо в двух десятках профессий, а все остальные люди, которые живут на этом свете, в общем-то, не испытывают в нем потребности. Поэтому для всякого человека неизбежно, хочет он того или нет, наступает интеллектуальная деградация. Сегодняшняя Россия настолько окаменела и отупела, что любой мыслящий индивидуум выглядит абсолютно одиозно.

Патриотизм и брак – враги мышления

Не забывайте, что есть еще различные факторы. Институт брака уничтожил больше гениев, чем все инквизиции вместе взятые и продолжает это делать. Патриотизм, скрепы, религия – все это «деинтеллектуализаторы», которые приучают человека следовать только тому, что принято, тому, что правильно, и тем самым, конечно, парализуют.

Интеллект и убеждения – вещи несовместимые

Мышление – это абсолютная свобода. Интеллект и убеждения – вещи несовместимые, потому что интеллект – это не статичная раз и навсегда написанная картина, она динамична и меняется чуть ли не каждый день под воздействием каждого нового факта, обстоятельства, явления и события. Я пару раз в жизни вел себя морально – более мерзких ощущений я никогда не испытывал.


Институт брака уничтожил больше гениев, чем все инквизиции вместе взятые

Как нужно умереть

Понятное дело, что эвтаназия в России запрещена. Мне хотелось бы, когда я дойду до предела дряхлости, чтобы не быть в тягость ближним и дальним, разогнаться на Rolls-Royce перед обрывом. Или торжественно и под соответствующую музыку утонуть на корабле в духе Джека Воробья. Или можно кремироваться и завещать свой прах в столовую ленинградской семинарии, чтобы учащиеся имели возможность каждый свой борщик, пельмешки и макарончики посыпать моим прахом вместо перца. Семинаристы делали бы это с огромным удовольствием.

Почему не нужно праздновать День Победы

То, что произошло в 1941- 1945 годах, превращено в идеологический инструмент, способ заставить не думать о том, что происходит сегодня и будет завтра. Это мощный наркотик, потому что чем меньше человек из себя представляет, тем важнее ему ощущать, что он принадлежит к свирепой, огромной и опасной стае. Но стая не всегда бывает сильна, поэтому на помощь приходит прошлое, оно добавляет статуса каждому ее члену. Я вообще не понимаю смысла истории, она существует только в одном виде – зафиксированном в настоящем результате. Заниматься расковыриванием причин, какие вчерашние механизмы сделали сегодня – предельно глупо, потому что ничего этого уже не поправить. Плюс все, что связано с историей, на 99.9% – миф.


«Сегодняшняя Россия настолько окаменела и отупела, что любой мыслящий индивидуум выглядит абсолютно одиозно»

Почему я, например, позволяю себе такие выходки в отношении «Бессмертного полка» или 9 мая? Так как вижу, что в этой колонне идут люди, которым все равно, кто убил их родных. 47 миллионов человек были уничтожены из-за феноменальной бездарности руководства Советского Союза, удивительной способности лить собственную кровь, не глядя. Сколько людей, портреты которых несут в День Победы, погибли по вине сталинских генералов? Сколько из них заморено, поднято в дикие атаки, которые никому не были нужны, потому что что-то требовалось взять к определенной дате. Это безумие, когда люди говорят: «Мы гвозди твои, государство! Мы не считаем сами себя. Приносите нас в жертву любой идее и делайте с нами все, что угодно». Опасно над этим не задумываться.

Когда мы упоминаем 9 мая, мы говорим о событии, которое привело к сохранению сталинского режима. Есть режимы, за которые умирать – преступление. Те люди, которые имели возможность, убив одну гадину в Берлине, повернуться и убить вторую в Кремле, тем не менее покорно заползли обратно в кандалы. Они бились за свое рабское существование, это тоже надо помнить.


Патриотизм, скрепы, религия – это «деинтеллектуализаторы»

Атеизм

Атеизм – это жесткое, четкое и безжалостное к своему обладателю понятие. Например, возьмем зажигалку. Если показать ее китайцу XIII века, он гарантировано решит, что там обитает дракончик, который изрыгает пламя негодования. Если показать ее эвенку или чукче в начале XX века, он будет уверен, что в ней заключен дух предков, который воспламенился, соприкоснувшись со скверной сегодняшнего дня. Я же знаю, что это китайская пластмасса, сжиженный газ, кремниевое устройство, благодаря которому появляется огонь. Сколько дикарей, столько и версий, но меня они не устраивают. Религий много, все они кардинально отличаются друг от друга, но только настоящее, подлинное знание рассказывает нам, откуда берется огонь. Для того, чтобы не сдаться попам в тяжелую минуту, нужно заниматься естественными науками, они могут защитить.

Почему не боится закона о защите чувств верующих

Я профессионал, много лет работаю в СМИ, хорошо знаю законы и умею обходить уязвимые места. Я медийная фигура, у меня есть имя и стаж. Если, например, вы вздумаете задрать какой-нибудь даме юбку и заглянуть туда, то с вас будет спрос один. А когда это делает профессиональный гинеколог – это совершенно другая история.

Музыка и Сергей Шнуров

У меня скверные взаимоотношения с музыкой. Первая композиция, которая оказала на меня большое влияние – это саундтрек к фильму «Как Был Завоеван Запад». После этого лет 40 я ничего не слушал и ничем не интересовался. Однажды на лекции ко мне подбежал юный композитор и сказал, что он готов написать музыку для моих похорон, я ответил, что мне это не нужно, так как я уже договорился, что в этот день будет звучать главная тема из «Пиратов Карибского моря».

А потом я подружился с Сергеем Шнуровым, который занялся моим музыкальным образованием. Я не стесняюсь признаться, что я абсолютно сер в этом вопросе и в качестве иллюстрации могу сказать, что первый раз в своей жизни услышал Пугачеву три месяца назад – на концерте в Петербурге. Боже мой! Какие глупые песни! Я громко потребовал беруши. Выдержал минут семь только ради бутербродов, которые там были. На этом мое знакомство с советской эстрадой закончилось, бескровно с обеих сторон.

А Шнурова я действительно слушаю и изучаю как интересное явление. Я ему завидую, потому что вижу, как он сложные смыслы, глубокие ассоциации, невероятные аналогии может превратить в простые слова – я так не умею. Его влияние на меня серьезно, я пытаюсь учиться у него понятности.


Я пару раз в жизни вел себя морально – более мерзких ощущений я никогда не испытывал

ЛГБТ

Я заинтересован в нормальном получении европейских виз и том, чтобы мои западные партнеры и издатели не шарахались от меня, поэтому всем объясняю, что к ЛГБТ отношусь хорошо и абсолютно терпимо. На самом деле, мне действительно глубоко по барабану и вероисповедование, и половая ориентация, и пол, и возраст. Я достаточно давно живу на свете, чтобы оценивать людей не по их формальным признакам. У меня даже есть друг епископ, он честно признается, что ему не с кем обсудить тонкости византийской истории или догматического богословия, кроме как со мной. И я спокойно отношусь, к его, так скажем, странной идеологической ориентации. Среди моих близких, кажется, нет людей нетрадиционной ориентации. Что им делать в России? Только дожидаться, когда сменится ветер. Но я полагаю, что терпимость и разумность все равно придут.

Почему не уезжает из России

Я не уезжаю и не порываю с Россией из-за профессии. Нигде больше нет таких диких форм жизни, идеологий, обнаженного мракобесия и великолепного вольнодумства. Здесь у меня есть возможность изучать все это.

Что касается того, поменяется ли здесь жизнь, то это вопрос не ко мне. В Госдуме я мотал четыре срока, конечно, отдельный мелкий лоббизм имеет прелесть и интерес. Но вообще это до такой степени мертвое, мутное и лишнее образование, что, если бы его не было, нам бы всем жилось гораздо лучше.

 

По материалам лекции Александра Невзорова на VK Fest 28 июля 2018 года

Записала Евгения Симакова

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Анастасия Глазунова 5 авг., 2018
    То есть, вы просто сделали почти дословную текстовую расшифровку его выступления на ВК-фесте и решили, что это статья??? Попахивает вторичным контентом

Наши проекты

Читайте также

Новости партнеров