Клуб «Планетарий»: как это работало

«Планетарий» стал первым клубом в современном понимании этого слова: без столиков, за которыми слушали блатные песни, распивая водку, зато с современным дизайном, четким менеджментом, привозами звезд из-за границы, коммерческими проектами и самой модной в городе публикой.


1. Фойе «Планетария» с барной стойкой, за которой как раз и начал карьеру в шоубизнесе Иван Ургант. 2. Сергей Худяков (слева) на прессконференции Роберта Майлза (в центре). 3, 4. Лицевая и оборотная стороны флаера вечеринки, устроенной в клубе «Научная фантастика» Георгием Гурьяновым. 5. Бандиты, модные девушки и приглашенные танцоры — типичный для клуба микс на танцполе. 6. В «Планетарии» проходили и концерты дружественных модной тусовке пописполнителей.

Евгений Финкельштейн

Планетарий» стартовал в 1994 году, закрылся в 1996-м и оказался совершенно новым для России проектом. В Москве параллельно гремел клуб «Титаник», но там была только диджейская площадка, а у нас помимо клубных вечеринок проходили еще и концерты, практически каждую неделю зажигали лучшие европейские диджеи и музыканты: играли крайне актуальные в то время U-96, Роберт Майлз, Mark 'Oh, 2 Unlimited, WestBam. Еще не особо популярный в России Scooter приезжал несколько раз. Одно из самых первых гастрольных выступлений группы «Иванушки International» тоже случилось именно у нас.

То, что я узнавал в Европе, тут же переносил в петербургские декорации, вплоть до непривычно яркого цвета стен в помещениях. Все, от отличного звука до невиданных в России легких металлических стульев, было привезено мною из Нидерландов. Я приглашал голландских постановщиков и танцоров для создания профессиональных представлений, которых до этого в стране просто не существовало. У нас были лазерное и световое шоу, а над большим танцполом летали макеты планет и космических кораблей. Все это рождало у местных людей со свежими мозгами взрыв эмоций и подталкивало их самих развиваться. Так, тандем арт-директоров Михаила Бархина и Евгения Бирмана с энтузиазмом занимался и дизайном, и букингом артистов — всем, что требовалось по ходу дела. До этого они работали над дизайном того же «Титаника», а я их вернул в Петербург. Диджеи Фрейд, Залогин и Кузьма были нашими резидентами — тогда на весь город было два с половиной места, где проходили вечеринки с электронной музыкой, поэтому имена диджеев знал каждый. Иван Ургант начал у нас с должности помощника в баре — собирал стаканы по залу. Мой знакомый Александр Зальцман дружил с Андреем Ургантом и попросил меня взять на работу сына популярного в Петербурге телеведущего, тогда еще студента Театрального института. Уже через три месяца Ваня стал барменом, а после закрытия «Планетария» я пригласил его в качестве диджея на «Русское радио». Я знал, что он ходил на пробы телеканалов MTV и «Муз-ТВ», и приветствовал все его попытки прорваться. У Ивана было много факторов: гены, фактурность образа, яркие внешние данные. Даже какие-то мелочи играли роль. Помню, как Ваня носил в клубе футболку с подвернутыми рукавами. Тогда только он так делал. Было сразу ясно, что он станет звездой.

«Планетарий» отличался от всего, что существовало в ночной жизни того времени. Например, это был первый проект с чилаутом по стандартам европейских клубов, и люди часами зависали там в мягких креслах-мешках — подобных здесь до этого тоже никто не видел. Была у нас и VIP-комната, четыре на шесть метров, через зеркальное стекло которой важные персонажи наблюдали за происходящим в зале, оставаясь невидимыми. Туда попадали люди с клубными картами, не имевшие проблем на входе. Все наши инновации, в том числе в методах ведения бизнеса, потом еще долго использовались в других заведениях города. Так, в «Планетарий» мой брат Вадим впервые привез энергетический напиток Red Devil. По клубу ходили девушки, предлагая публике обменивать пачки сигарет на рекламируемые, — прежде такие промотехнологии не практиковались. Марка, которую курили посетители самого модного заведения города, становилась престижной уже просто благодаря сарафанному радио. Пивники и компания Pepsi дали нам деньги на бар, раньше такого не случалось: по тем временам шестьдесят тысяч долларов в год были немалыми средствами. Клуб был, пожалуй, еще и самым большим в тот момент в городе: он вмещал до полутора тысяч человек. При этом высокие цены на входной билет и дорогой бар были сами по себе фейсконтролем. Однако мы не пускали людей с деньгами, но в спортивных костюмах Adidas и в сланцах, пытались отсеивать бандитов, чтобы избежать драк, — в итоге у нас их практически и не было. Надо понимать, что в популярных тогда же заведениях «Невские мелодии» или Joy каждый день случались разборки: ребята пили водку и выясняли отношения».

Вадим Финкельштейн

Когда я привез в Россию первый энергетический напиток и старался продвигать его в «Планетарии», люди еще не знали, что это такое. Поэтому продукт продавался не очень хорошо: никто просто не понимал, почему это у «лимонада» такая высокая цена».

Иван Ургант

Музыка там звучала, как в любой песне диджея Грува, чудовищная и однообразная. Все диджеи играли исключительно на виниле. Тем не менее благодаря этому опыту я узнал, что с пластинок может доноситься не только голос Михаила Боярского, но и музыка для танцев. Однажды я пришел на работу в девять вечера в новогоднюю ночь, ушел 1 января в четыре дня и вернулся обратно в зал в десять вечера».

Олег Азелицкий aka DJ Slon
Диджея, выступавшего в «Планетарии» в начале 1990-х, сегодня можно регулярно слышать в клубе «Грибоедов».

В клубе, открывшемся в здании планетария, был сделан революционный для своего времени ремонт, превративший пыльное научнопросветительское учреждение в реально модное место с невиданным до этого дизайном: использование металла, клубного света, космического вида лестница на второй этаж, длиннющая барная стойка с Ваней Ургантом за ней, первый в Петербурге чилаут с мягкими креслами-подушками на полу и шторами как будто из сериала «Твин Пикс». И самое главное — круглый зал-танцпол со звездным небом, телескопом и макетом спутника, кружившимся под потолком. В центре этого зала была тумба, на которой особенно любили танцевать девушки в ярких рейверских одеждах. И тут же реальные бандюганы в белых рубашках и кожаных куртках, сдававшие свои стволы в камеру хранения на входе. При этом помещение днем использовалось для чтения лекций детям, поэтому в нем присутствовали и атрибуты планетария в виде макетов космических кораблей».

Михаил Бархин

Хозяева клуба Финкельштейн, Каргополов и Рукин для старта вызвали из Голландии промоутеров, которые в течение трех месяцев профессионально поставили заведение на рельсы. После их отъезда показатели начали резко падать: посещаемость, пролив в баре и выручка. Первым арт-директором после голландцев стал Сергей Худяков, а уж потом появился коллективный арт-директорат, в который входил я. Можно сказать, что «Планетарий» был первым проектом, который сочетал в себе сильный коммерческий интерес и арт-составляющую. Например, я устраивал там артпроекты: в галерее второго этажа организовал выставку Егора Острова из «Речников» под названием «Арктика и Антарктика», с изображениями медведей и пингвинов. А еще была выставка от иностранного шоколатье: он делал в морге слепки частей тел, а потом отливал в них фигуры из шоколада. В клубе не делался акцент на какомто одном направлении. В музыкальном плане простому смертному всегда ближе был коммерческий хаус — его играли Кузьма, Залогин и Фрейд, которых мы поддерживали и всячески пропихивали их идеи. За брутальное техно отвечали Демидов, Юджин и Чикатило. В клубе был мощный механизм привлечения самой разной аудитории, и это тоже было впервые. Так, «Планетарий» заключил договор с модельным агентством Modus Vivendis, от его имени проводились отдельные тематические Models party, на которых манекенщики разгуливали по залу в вычурных нарядах».

Сергей Худяков

Система букинга позволяет приглашать артистов по возрастающей — от неизвестных до самых популярных. То есть привозы Scooter уже давали нам возможность привезти Prodigy. Мы вели с ними переговоры и уже почти сошлись на сумме пятьдесят тысяч долларов, но вдруг диалог встал на паузу. Оказалось, артисты ждали, когда объявят победителей MTV Music Awards. Как только они стали лучшими, сразу запросили гонорар в сто тысяч. А такую сумму мы уже не могли потянуть».

Миха Ворон ака Михаил Воронцов

Устраивая свои вечеринки в «Планетарии», мы развешивали по всему городу плакаты и раздавали флаеры, пускали рекламу по радио, первыми сделали предварительную продажу билетов, чтобы не создавать очередь на входе. Для вечеринок, проходивших раз в месяц, мы первыми создали схему полноценного продакшен. Причем работала она во многом даже без денег: рейверы были готовы бесплатно заклеить флаерами все эскалаторы в метро ради проходки на вечеринку».

Мария Малос

У нас были рекламные бюджеты от сигарет и первого оператора сотовой связи, Delta Telecom. Они выдали нам предоплаченные сотовые — первые экземпляры размером с кирпич. Поэтому даже когда уже начали появляться нормальные мобильники, я все еще ходила с огромной бандурой».

Дмитрий Слабодчиков

Планетарий» все время был зоной экспериментов, и еще там всегда была возможность зарабатывать какимито окольными путями. Так, на стенах галереи второго этажа полагалось вешать картины, как на выставке. Один мой знакомый очень хотел, чтобы его фотоколлажи появились на этом месте, — заплатил мне неплохие деньги, чтобы я на две недели оформил стены его работами».

Андрей Кузнецов aka DJ Q-zma

В начале 1990-х самой популярной танцевальной площадкой в Голландии был гей-клуб It с лучшей в Европе хаус-музыкой, в который постоянно приезжали трансвеститы и танцевали на кубах в центре зала. Его можно назвать прародителем «Планетария». Во время почти каждой вечеринки мы записывали сеты, которые потом выпускали на кассетах. Их раздавали нашим друзьям, чтобы слушать в машине, потом они передавались из рук в руки. Эти подкасты стали еще одним средством популяризации электронной музыки и клуба вместе с ней».

Игорь Купец
Бизнесмен, активно клубившийся в 1990-е.

К моменту открытия «Планетария» тусовочная молодежь уже успела почувствовать вкус к рейву благодаря вечеринкам, проходившим в арендованных домах культуры, дворцах спорта, театрах, но постоянно действующего клуба, где могло собраться пятьсот одновременно танцующих людей, просто не было. И «Планетарий» сразу же стал лучшим местом для публики, которая любила двигать телом. Само название и предназначение этого пространства уже были в десятку, плюс необычность сферического танцпола, чилаута, который временами превращался во второй танцпол. На втором этаже имелась и очень приличная VIP-комната. Сейчас такие являются обязательным атрибутом любого уважающего себя клуба, но тогда она создавала атмосферу нереально респектабельного заведения. Все гости стремились оказаться там в кругу со звездами и щедрыми на угощение хозяевами. Могу сказать определенно: это был лучший клуб своего времени!».

Евгений Рудин aka DJ Groove

Устроить пати в таком месте, как планетарий, — это было что-то. Публика верещала от восторга: этой музыки в Питере, как и везде, еще почти не было, народ до нее был голоден, не то что сейчас. Мы пытались изменить помещение, чтобы сделать его модным при помощи минимальных средств: подсвеченной барной стойки, элементов дизайна. Это был необходимый минимум, потому что сам планетарий уже был настроен на музыку космоса, нам оставалось ее только дополнить. Мы осовременили место, а иначе оно бы загнулось, был бы там супермаркет».


Текст: Наталья Наговицына


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также