Итоги года-2014: культура и жизнь

Хорошие российские сериалы, волна молодых поэтов и новый русский феминизм — мы обнаружили в уходящем году, который в целом был нелегким, то, чему можно радоваться.

  • Событие года: «Манифеста-10»

    Европейская биеннале современного искусства, впервые организованная в 1996 году и являющаяся наряду с Венецианской биеннале и кассельской «Документой» важнейшим арт-фестивалем континента, символически воплощает саму идею единой Европы. Сам факт, что юбилейная «Манифеста» развернется в Петербурге, воспринят был по-разному: одни ликовали, считая это признанием культурного статуса города, другие критиковали решение и даже призывали к бойкот: потому что, по их мнению, нельзя было проводить биеннале в стране, где существуют политическая цензура и нарушение прав меньшинств. Немецкий куратор Каспар Кениг сделал очень осторожную, искусствоведческую выставку почти без острых высказываний, но с несколькими хитами, среди которых, конечно, самой впечатляющей работой была инсталляция Томаса Хиршхорна «Срез»: грандиозный оммаж революционному русскому авангарду. Кроме выставки-блокбастера, разбросанной по Главному штабу и разным залам Эрмитажа, в городе бурлила художественная и светская жизнь: в Первом кадетском корпусе экспонировали молодых российских художников, в коммуналке на улице Марата Олеся Туркина и Роман Осьминкин по выходным проводили квартирные выставки в свете возможной скорой реанимации андеграунда, в свежеоткрытом Музее стрит-арта на бывшем заводе слоистых пластиков устраивали развеселые вечеринки и так далее.

  • Прорыв года: женская волна в кино

    На главном смотре отечественного кинематографа — сочинском фестивале «Кинотавр» — главный тренд лишь отчасти совпал с финальным решением жюри, которое присудившило основной приз поэтической элегии Александра Котта, практически лишенной диалогов. Самое же важное открытие всего киногода в целом: появление или возвращение целого ряда женщин-режиссеров, снявших крайне удачные картины. На «Кинотавре» показали неожиданно злую (точнее, безжалостную) драму Анны Меликян о нравах московской богемной буржуазии «Звезда», также не особо веселую мелодраму Оксаны Бычковой «Еще один год» (вольный ремейк володинской пьесы «С любимыми не расставайтесь»), завораживающий триллер о поисках отца и вообще корней идентичности — «Как меня зовут» Нигины Сайфуллаевой, и, наконец, возможно лучший русский фильм года (наряду со звягинцевским «Левиафаном»), «Комбинат "Надежда"» Натальи Мещаниновой. У всех этих фильмов, кроме картины Меликян, кроме того, одна и та же сценаристка — Любовь Мульменко, безусловное открытие киногода. Кроме того, долгожданный новый полный метр упомянутой Гай Германики (который, правда, не добрался до кинотеатров из-за той же обсценной лексики в диалогах).

     

  • Искусство года: новая поэзия

    Петербургское поэтическое сообщество никогда и никуда особо не пропадало, но в уходящем тревожном году поэты неожиданно оказались актуальнее и точнее прочих деятелей искусств. О различных направлениях и персонажах городской поэтической сцены, например, подробно рассказали в «Афише» (в материале фигурируют Павел Арсеньев, Никита Миронов, Никита Сафонов, Петр Разумов, Александр Порвин и другие). А наиболее яркой фигурой этого маленького ренессанса, на наш взгляд, стал Роман Осьминкин — поэт и художник левых убеждений, участник Лаборатории поэтического акционизма и электронного перформанс-проекта «Техно-поэзия», сочиняющий злободневные стихи вроде этого:

    поэт с поэтом говорит
    художник говорит с художником
    а кто с народом говорит?
    с народом говорит царь-колокол
    еще царь-пушка говорит
    царь-пряник говорит и царь-кнут
    плохой и хороший следователь говорит
    еще начальник жэка говорит
    и гопник на районе говорит
    и секретарша в исполкоме говорит
    и депутат муниципальный говорит
    еще голос ведущего из телевизора говорит
    еще кассирша в Дикси говорит
    еще эксперт по курсу евро говорит
    еще прогноз погоды говорит
    еще астролог гороскопа говорит
    еще священник по радио радонеж говорит
    еще робот осторожно двери закрываются говорит
    еще кондуктор с народом говорит
    впрочем кондуктор он и есть народ
    он даже можно так сказать самый народистый народ
    так как трется среди народа весь день
    и духом народным пропитывается
    и потом народным нанюхивается
    и сам потеет и дух источает
    и вот такой круговорот в народной жизни
    пока поэт с поэтом говорил
    пока художник говорил с художником
    народ себе кумира сотворил
    из корма подноготного подножного
    встречайте

  • Сюрприз года: хорошие русские сериалы

    В анти-итогах года мы упрекали российское телевидение за засилье в эфирной сетки жуткой унылой халтуры про ментов и бандитов. Однако в 2014-м как-то без особенной помпы появились и качественные сериалы, о которых страстно спорили. Прошлый сериальный год завершился под обнадеживающий аккорд «Оттепели» Валерия Тодоровского, а в году текущем главная удача — «Физрук» с Дмитрием Нагиевым в главной роли, который выходит с апреля на канале ТНТ, привлекая самую разнообразную аудиторию: от реальных пацанов до высоколобых интеллектуалов. Комедийное шоу про учителя физкультуры с криминальным прошлым, орудующим в обычной современной школе, получился отличным портретом времени, но без всякого идеологического надрыва. Кроме «Физрука», стоит также вспомнить добрым словом сумбурную, но обаятельную фантастику «Чернобыль. Зона отучждения», «Чудотворца» Филиппа Янковского про вражду двух экстрасенсов посреди хаоса поздне-горбачевского СССР, еще один хит ТНТ — сериал про отношения и социальную иерархию «Сладкая жизнь», а также мини-сериал Валерии Гай-Германики «Майские ленты», который, правда, показали не по российскому, а по украинскому ТВ.

     

  • Книга года: «Теллурия»

    Роман (или антироман) выдающегося концптуалиста и живого классика русской литературы Владимира Сорокина, строго говоря, вышел в конце прошлого года, однако именно в 2014-м стал восприниматься многими — возможно, и вопреки изначальному авторскому замыслу — как мрачное пророчество, которое начинает сбываться на глазах. И действительно, сборник из 50 маленьких глав, с разными героями и сюжетами, может показаться не антиутопией о будущей Европе, впавшей в новое средневековье, а диагнозом современнсти с ее всеобщей конфронтацией, новыми сепаратизмами, возрождением домодернистских теорий и практик, мракобесием и тому подобным.

  • Театр года: новая сцена Александринки

    Вторая сцена старейшего и до недавнего времени крайне консервативного петербургского театра открылась полтора года назад: площадка заявлялась в качестве подчеркнуто новаторской, соединяющей драматическое искусство с новейшими мультимедийными технологиями. Львиная доля самых интересных событий в этом году происходила здесь. Медиаспектакль «Нейроинтегрум» (убедительный и чуть ли не первый на отечественных театральных подмостках пример science art),  «Шум» Михаила Патласова по пьесе шеф-драматурга Новой сцены Александринки Екатерины Бондаренко, миксующий документальную вербатим-драму об обезумевшем челябинском геймере с аудиовизуальным перформансом, спектакль Теодороса Терзопулоса по Беккету и постановка Маратом Гацаловым сорокинского романа «Теллурия» — вот лишь немногое из того, что можно было увидеть в зале со сценой-трансформером.

  • Тенденция года: феминизм

    Феминистское движение в России до самого последнего времени было почти неизвестно широкой публике, не вовлеченной в политику и находящейся вне сетевой субкультуры. Интеллектуальной (академической) традиции здесь практически нет, в политической жизни и культуре активных сторонниц борьбы за женские права тоже было не так уж много. В этом году положение изменилось. На первомайской демонстрации идет целая колонна с черно-фиолетовым анархо-феминистским флагом и соответсвующими плакатами, масс-медиа обсуждают законопроект об ответственности за домашнее насилие, принятия которого добиваются феминистки, издание Wonderzine подробно разбирает скандал с сексистской рубашкой физика, с большим успехом (а также с рядом незначительных неприятных инцидентов) проходит выставка женской социальной графики  а лицом нового русского феминизма фактически становится петербургская журналистка Белла Рапопорт, чьи зажигательные колонки и посты в социальных сетях вызывают бурю различного рода откликов в диапазоне от восторга до агрессивного неприятия.

     

  • Стратегия года: самоорганизация

    DIY-этика и теория малых дел, воодушевлявшие повзрослевших хипстеров 2012-2013 годы, немного видеоизменились, потеряв радостный эйфорический характер. Краудфандинг, адресная благотворительность и конкретные частные инициативы пришли на смену бесконечным бизнес-проектам, стартапам и оказавшемуся во многом утопическим стремлению влиять на местную власть. Например, центр помощи детям-аутистам «Антон тут рядом» возник и поддерживается благодаря энтузиазму создателей фонда и их друзей, попавшим в беду знакомым собирают деньги всем фейсбуком, а  культурные проекты вроде съемок социального документального кино либо полуподпольных выставок возникают благодаря краундфандинговым схемам. Люди все больше начинают понимать, что «улучшить» государственную громаду они не в силах, зато можно объединиться с друзьями и единомышленниками, делая что-то важное.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также