Стоп-лист: 12 явлений в обществе и культуре, которые лучше оставить в 2014

Утечка мозгов, ностальгия по 90-е, зачистка медиа и еще 9 культурных феноменов и общественных тенденций, от которых мы страшно устали в уходящем году.

  • Наивный оптимизм

    Нытье и культивирование идеологии тлена никому не помогают и самочувствию на пользу не идут. Но, тем не менее, куда больше раздражает беспричинная, нерассуждающая солнечная уверенность в том, что все как-то само собой образуется и все будут порхать, как беззаботные бабочки. Многим следовало бы разобраться в экономике и политике, как бы это ни было неприятно. Вот тогда продавцы маек «Я верю в рубль» неизбежно разорятся.

  • Тренд на 90-е

    Ностальгия по эпохе малиновых пиджаков, задорных перестрелок и шоумена Ельцина в телевизоре — худшее, до чего додумался российский вариант народного постмодернизма. Можно еще понять, когда ностальгируют постаревшие рейверы или фигуранты московской художественной сцены. Для всей же прочей страны в этом времени вряд ли было много хорошего и веселого. Скорее всего, с приходом экономического призрака 90-х как-то сама собой пропадет надобность и в концертах ретрозвезд радио «Ретро-FM», и в прочувствованных записях в блогах.

  • Теория малых дел

    Разочарование в уличной политике, которая ненадолго расцвела в 2011-2012-м, привело к тому, что многие стали поборниками «обустройства своего огорода». Однако в нынешних кризисных условиях становится ясно: ни озеленение любимого дворика, ни составление тщетных петиций на популярном портале не способны принести результата в стране, где заработал принцип домино. Речь не идет о благотворительности или адресном спасении жизней. Речь о том, что в России латание локальных дыр — скорее всего, безнадежная затея. 

  • Спам-сериалы 

    В текущем году все говорили о невероятном взлете качества российских сериалов: от 
    «Физрука» до пока не дошедшего до телезрителя «Салам, Москва» Павла Бардина. Однако основной сериальный контент до сих пор — бесконечные унылые производственные драмы про ментов плюс овеянные всевозможной духовностью плохие копии третьесортных латиноамериканских мелодрам. В общем, если есть на свете хотя бы намек на мировую гармонию, 14-го сезона «Тайн следствия» в природе существовать не должно.

  • Утечка мозгов 

    Ухудшающаяся ситуация в экономике, политике и общественной атмосфере заставляют самых разных людей — несогласных, ЛГБТ-активистов, молодых ученых, предпринимателей, музыкантов, а также кого угодно еще — спешно эмигрировать. Делают они это разными путями: от рискованного соискания политического убежища или вывода за границу бизнеса до выигрыша в американскую лотерею. И вот это действительно серьезная проблема: с последствиями утечки мозгов и талантов российская культура и экономика могут столкнуться в ближайшие же годы.

  • Гомофобия и сексизм

    Деятельность продавцов духовных скреп в уходящем году поумерилась крайне незначительно: депутат Милонов вламывается в главный петербургский гей-клуб, гражданам принявшей закон о брачном равноправии Финляндии запрещают усыновлять российских сирот из детдомов, время от времени возобновляются попытки протащить закон об ограничении или запрете абортов. Для того, чтобы граждане перестали поддерживать гомофобные и сексистские инициативы, им неплохо бы понять: указанные инициативы, прежде всего, — циничная политическая технология, призванная отвлечь внимание россиян от их стремительно худеющих кошельков.

  • Зачистка медиа 

    Цензурное давление на СМИ так или иначе осуществлялось задолго до 2014-го. Но в этом году была опробована тактика непрямого выживания со свету. Наезды на оппозиционный телеканал «Дождь» осуществлялись разными способами: сначала пытались привлечь к оттветственности за зрительский опрос по поводу блокады Ленинграда, затем приняли закон о запрете рекламы на платных и кабельных каналах, наконец — у «Дождя» внезапно возникли проблемы с арендой помещения. «Эхо Москвы» приструнили, заставив разработать «кодекс поведения журналистов в соцсетях». Ничего хорошего не сулит и законопроект, согласно которому с 2017-го года фактически прекратится деятельность СМИ, доля иностранного капитала в которых больше 20 % (тут, например, под ударом объективные «Ведомости»)Неизвестно, хуже или лучше подобная византийская практика грубого закрытия неугодных масс-медиа, но в любом случае: для страны, объявляющей свою приверженность закону, все это как минимум неприятно.

  • «Дом-2»

    Монструозное реалити-шоу в мае этого года отметило десятилетний срок в эфире. Ругать «Дом-2» за пошлость и бессмысленность при этом давно равносильно той же самой бессмысленной пошлости. Этот проект в свое время был прекрасным антропологическим феноменом, позволявшим наблюдать за тем, что творится в головах и душах типизированных, сравнительно молодых россиян. В нынешнем своем виде шоу напоминает унылые и однообразные «Каникулы в Мексике». Вместе с российскими нулевыми скончалась и идея бесконечного трэш-реалити.

  • Ненависть к хипстерам 

    Словцо «хипстеры», извлеченное из прозы битников и подхваченное на щит журналом «Афиша» лет 8 назад, сначала обозначало богемно-буржуазных столичных модников без социальных претензий, потом приобрело насмешливый оттенок, а за последний год превратилось практически в клеймо, в безадресное ругательство. Хипстеров порицают за безделье и бессмысленную суету, аполитичность и либерализм, отсутствие вкуса и снобизм, заботу о внешности и наплевательское отношение к внешности, за то, что «зажрались», и за то, что нищеброды, — и все это в одно и то же время. При этом социологические контуры этого всеобщего обвиняемого размылись до степени исчезновения. А настоящие виновные в плачевном положении дел выглядят, ведут себя и мыслят кардинально иным образом. 

  • Премия «Золотой орел»

    Российский кинематограф пока не настолько бурно развивается, чтобы ему требовалось несколько конкурирующих кинопремий. Профессиональное сообщество определяет фаворитов на фестивале«Кинотавр», более или менее понятный консенус. Премия Никиты Михалкова не проясняет решительно ничего, кроме каких-то личных предпочтений учредителя награды. А что касается качества телевизионных фильмов, из года в год номинируемых на «Орла», то на этот счет все сказала Рената Литвинова в своей исторической речи про «шлачину и перегной». 

  • Два писателя на П

    В то время как современная русская поэзия переживает подъем и расцвет (о чем подробнее в итогах культурного года), в сфере большого романа — одной из специализаций отечественной культуры вообще— наблюдается нелепая ситуация. Виктор Пелевин по-прежнему пребывает в статусе священной коровы и пророка, в то время как его последний роман «Любовь к трем цукербинам» — беспомощная телега, паразитирующая на новостях, переставших быть актуальными к моменту выхода в печать. А всеобщее воспевание прозы Захара Прилепина (за «Обитель» ненавидящих либералов писатель получил премию«Большая книга») тоже выглядит странно: не оспаривая прилепинского дарования, можно с уверенностью предполагать, что в условиях нормального литературного процесса это был бы добротный прозаик второго ряда.

  • Русские новогодние блокбастеры

    Идея о том, что во что бы то ни стало нужно наснимать к новогодним каникулам побольше наспех сделанных комедий и ремейков советской классики, не первый год заполняет репертуар всех мультиплексов страны чудовищного качества кинопродукцией. Хорошие театральные артисты мужественно позорятся в подобных фильмах, а резиденты Comedy Club и прочих КВНов делают то же, что и обычно. Обвал рубля может иметь хотя бы одно позитивное последствие: грядущие очередные 
    «Елки» и «Мамы» станут последними.


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Ирина Клименко 19 дек., 2014
    статья ноющего бандерлога из пятой колонны! явная поддержка заднеприводных и нытьё нытьё нытьё. На вилы паникеров и предателей.

Читайте также

По теме