Технологический процесс: За кулисами Cirque Eloize

«Младший брат» всемирно знаменитого Cirque du Soleil — Cirque Eloize — начинает гастроли по 12 городам России с премьеры в Петербурге. За несколько дней до старта мы побывали за кулисами шоу, поговорили с артистами и узнали, как цирковое искусство сочетается с уличным, а акробатика — с брейк-дансом.

Наде Ламли 27 лет, 9 из которых она танцует брейк. На кастинг в «Цирк Элуаз» ее пригласили продюсеры, увидев видео-портфолио. Прослушивание прошло успешно, и уже несколько лет она является частью большой интернациональной семьи цирка. Самое сложное, по словам Нади — преодолеть языковой барьер. Большая часть артистов и персонала в команде говорят на французском языке, на нем же ведут репетиции и установочные занятия. «Иногда, после долгого объяснения, тренеры подходили ко мне, и спрашивали, могу ли я такое сделать. Я кивала головой и говорила «Да, окей», даже не понимая, что толком от меня требуется».

Поскольку шоу представляет собой смесь хореографии и циркового искусства, некоторые трюки артисты разучивают «с нуля». Наде в рекордно короткие сроки пришлось освоить акробатический этюд на «колесе Сира» (металлический обруч в рост человека, за который артист держится руками и ногами и раскручивает его). Четыре месяца она вместе с личным тренером оттачивала каждую деталь выступления, занимаясь по 5 дней в неделю только этим номером, а потом продемонстрировала его организаторам. К слову, такая инициатива в компании не единична. Например, в шоу есть номер с уличной «стеной» танцев. Многие движения из этого номера артисты придумали сами. «Мы используем идеи артистов, потому что для нас крайне важно, что они представляют собой, какие они как личности. У некоторых из них есть своя уникальная техника и стиль танца, мы даем им возможность и сольных номеров, и импровизации», — рассказывает Кристиан «Санчо» Гарматтер, артистический директор шоу ID.

Надя Ламли, артистка

Мой обычный день выглядит так: я встаю не рано, завтракаю, час занимаюсь «колесом Сира», час — брейк-дансом. За два часа до шоу у нас общее собрание, мы наносим макияж, одеваем костюмы, получаем последние указания и выходим на сцену. И так 6 дней в неделю с перерывом в понедельник. Я стараюсь сохранять свое положение в нашем соревновательном сообществе брейк-дансеров, поэтому в день отдыха еду тренироваться в другую тусовку, которая занимается тем же, что и я. Чтобы восстановится для меня важно правильно питаться, высыпаться и пить много воды — вот и весь секрет».

Новое представление готовится примерно в течение года. Сначала придумывается концепция, затем компания проводит кастинг режиссеров, хореографов, артистов и прочих членов команды. За кастингом следуют воркшопы, на которых и происходит воссоединение танцев с акробатикой. В процессе этих занятий и рождаются номера, которые затем только дорабатываются.
Шоу ID — восьмая по счету постановка «Цирка Элуаз» и первая, в которой использовались мультимедийные технологии. Самая история стара как мир: главные герои — парень и девушка разбираются в своих чувствах друг к другу на протяжении всей программы. Он, разумеется, сорвиголова без страха и упрека, а она – грациозная девочка-каучук. В роли вспомогательных аргументов в пользу урбанистической любви – танцевальные баттлы, велосипеды, батуты, скакалки, ролики и прочие атрибуты уличной культуры.

За день до шоу на сцене «Сибур-арены» царит сосредоточение и порядок, нарушаемый только смешками и ободряющими криками поддержки в адрес артиста, который допрыгнул на батуте до конца 7-ми метровой стены. В постановке заняты 19 артистов, каждый из которых владеет сразу несколькими приемами и трюками, при этом нет никакой конкуренции — артисты уникальны, работают без дублеров и соревнуются только с собой.

Жесткая дисциплина, привычная для балетных и танцевальных трупп, здесь тоже отсутствует. «С одной стороны — это все мои близкие друзья, потому что я сам танцевал в этом шоу. И я общаюсь с ними как с друзьями. С другой — конечно, я жду, что они будут профессионально относится к своему делу: соблюдать определенные правила, быстро схватывать, не тратить ни мое, ни свое личное время зря. Но, что касается шуток, юмора и расслабленной атмосферы — я за, потому что сам не зубрила и совершенно на этом не настаиваю», — рассказывает артистический директор Кристиан Грамматер.

Любой артист, пришедший в команду, с одной стороны — яркая индивидуальность, с другой — командный игрок. Отсутствие навыков работать в группе, неуважение к окружающим и эгоизм — практически единственная причина, по которой он может быть уволен. «С другой стороны, когда мы нанимаем людей, мы делаем это не вслепую, а успеваем пообщаться и разглядеть его как человека. И бывает так, что он прекрасен с профессиональной точки зрения, но совершенно ужасен внутри, и нам приходится расстаться, — объясняет Грамматер. Еще один момент заключается в том, что мы очень маленькая труппа, нас всего 19 человек, это практически семья. Как в любой семье у нас бывают ссоры, но нет причин не сесть и не обсудить это в маленьком коллективе. Потом, на самом деле, в этом шоу очень сложно кого-то заменить, оно построено вокруг личности каждого артиста, и получается, как только ты кого-то меняешь — меняется и шоу. И не хочется, чтобы это происходило до неузнаваемости».

Фото: Андрей Миллер


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме