Первый опыт: Василий Васин

«Собака.ru» продолжает рубрику, в которой известные люди Петербурга вспоминают о своей первой работе. Бизнесмены, промоутеры, дизайнеры, музыканты — чем они зарабатывали на жизнь в начале своей карьеры, какой опыт получили, о чем хотели бы забыть и о чем мечтали. В новом выпуске — Василий Васин, бессменный лидер группы «Кирпичи», — рассказывает, как он был неформалом с солидной зарплатой и почему он не вспоминает 90-е как лихое и страшное время


Василий Васин

музыкант 

Не знаю хорошо это или плохо, но мой официальный трудовой стаж — два года. Я работал шип-брокером в 1993 и 1994 годах, потом начались «Кирпичи». Никто не заморачивался назвать эту должность по-русски. «Морской агент» где-то фигурировало, но «шип-брокер» звучало эффектнее. В те годы предпочитали слова типа «лизинг» и «брокинг». Я оперировал передвижением теплохода «Смольнинский», крупного рефриджиратора. Довольно ответственная работа.
Наш теплоход не бывал в Петербурге. Работа виртуальная была, в основном через электронную почту и телекс. Электронка была ещё до появления Windows и почти всё шло по ней. Та работа не сильно отличалась от подобной офисной работы в наши дни. Не очень сложно, если всё знать. Оплатить топливо, зарплату экипажа, портовые расходы, проход Босфора, дисбурсменты и т. д.

 

« Мои друзья были в основном неформалами,
и я всегда был таким же, только мог поить довольно
большую компанию за свой счет »


Я получал около 400 долларов, это были очень хорошие деньги. Помню, я просто так купил билеты на концерт «Аукциона» для десяти человек. Мои друзья были в основном неформалами, и я всегда был таким же, только мог поить довольно большую компанию за свой счет. Таким, в общем-то, остаюсь и сейчас. Только друзей стало гораздо меньше.

«Работа, что может быть хуже / Чувствуешь себя рабом / Твоя бедность тебя уже доконала / Либо деньги, либо голод этот выбор везде / Деньги просто так лежат их надо просто взять / Сказал бы только кто-нибудь, конкретно где», — это песня с нашего первого альбома. На самом деле, это преувеличение. Вспоминая то время, не вижу ничего сложного, всё было хорошо. Ну был момент, пришли бандиты, в дверь офиса постучали минут двадцать, я был один, заныкался и не открыл дверь. Но когда кто-то говорит про лихие лютые девяностые я всегда думаю о человеке, как о придурке, молчу. Это термин, который придумали романтичные журналистки, наверное. Никто ничего не боялся. Всё происходящее было в порядке вещей, такова была ситуация.

Я ушел с работы очень резко, и с тех пор вообще не интересовался, что у моего начальства там происходило дальше, поскольку моментально стал профессионально заниматься так называемой музыкой. Мне повезло: как только я стал играть концерты и ничего больше не делать, скромного дохода с них хватало на то,чтобы не помереть с голода.


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также