Арт-группа «Мыло»

Арт-группа «МЫЛО»

Идея создать арт-группу появилась у Сергея Мотолянца и Дмитрия Петухова в 2007 году, первые работы — в 2008-м. В 2009-м она стала лауреатом премии «Инновация» за перформанс «Фигурное катание на мыле». Инсталляция «Янтарная комната» была показана на выставке «Русское бедное» в Милане в 2011 году. Выставка «Отторжение» откроется в галерее Anna Nova 11 мая.

Как вы нашли свой материал — кусок мыла?

Семен: В 2008 году, когда мы заявили о себе как о группе, художник-резина или, например, художник-поролон были очень актуальны. Наши коллеги — Петр Белый, Владимир Козин — работают с резиной. Мы решили вскочить на эту волну, прокатиться на ней.
Дмитрий: Мыло оказалось необычайно насыщено смыслами. Это материал органический, живой: жир, коровы, собаки, кости, шерсть. Мы пытались вытащить из него максимум смыслов, метафор — тут и жертва, и чистота, и христианская тематика.
Семен: Ну и ирония здесь важна. Каждый борется за свой материал: рубероид, землю или что-то еще. С мылом никто не работал. Это была вакантная позиция. Хотя первый наш проект вообще не был связан с мылом, мы просто решили так назваться, убедили всех, что это заглавные буквы наших фамилий.

Когда вы познакомились?

Семен: Во время учебы: мы учились в «Мухе» на монументалке (Художественно-промышленная академия имени Штиглица, факультет монументального искусства. — Прим. ред.). Дима ушел в Театральную академию, а я доучился, потом еще Институт Pro Arte посещал, но вскормила нас группировка Parazit и ее выставочная площадка в арт-центре «Борей».

Вы друзья или коллеги?

Семен: Друзья изначально, потом уже коллеги: и Дима, и я всю жизнь рисовали, учились в художественных школах, училищах, я — в Минске, Дима — в Ярославле.

Как вы вошли в группировку Parazit?

Семен: Я учился в студии фотографии у Игоря Лебедева, участника группировки, — познакомился, поучаствовал, привел Диму.
Дмитрий: Неформально Parazit является стартовой площадкой для молодых художников, оттуда вышли и Protez, и Григорий Ющенко. Там никого не обременяют ограничениями, свободно можно делать первые шаги, общаться. В результате бесконечных партсобраний группировки и обсуждений, как сделать
что-то новое в искусстве, вырваться из рутины, у нас появилась идеология. Когда мы пришли в Parazit, ощутили поддержку товарищей. А в 2008 году принесли в «Борей» «Янтарную комнату», инсталляцию из хозмыла, на выставку «Parazit на Русском бедном» — в поддержку идеи Марата Гельмана. Это была наша
первая совместная работа.

Семен: Я тогда еще не был знаком с традицией арте повера, но когда увидел каталог таких работ у Владимира Козина, основателя группировки Parazit, понял, что мы в тренде. Кроме всего прочего, для нас в Parazit был важен и образовательный момент: изучать все самим, сидя в Интернете, — это очень долго.

Почему вы выбрали акции и перформансы, а не традиционное
искусство?

Дмитрий: Надоело прятаться за продукт, объект. Нужно выходить и говорить со зрителем от первого лица!
Семен: Нам хочется общаться, давать информацию к размышлению, делиться плодами.
Дмитрий: Мы не боимся ни улиц, ни грязных подвалов, ни больших галерей. Все сводится к освоению пространства. Человек может попытаться это пространство приручить, сделать его собственным. Я могу принести матрас, лежать на нем, что не возбраняется. А почему этого нельзя сделать в галерее?
Я вот прямо на экспозиции в Anna Nova буду книгу писать в тишине, позволю себе роскошь сидеть, думать, размышлять. Самая дорогая вещь сейчас — наличие времени, тишины и возможности побыть с собой. Так я хочу стать
частью галерейного пространства.

Это ваша первая персональная выставка. Она будет ретроспективной?

Дмитрий: Форма претенциозная: это как бы посмертная выставка неких
художников прошлого. С черно-белыми фото и атмосферой похорон Брежнева.
Семен: Рабочее название выставки — «Отторжение». Так что еще на выставке будем блевать.
Дмитрий: Ну, не блевать, скорее лежать в блевотине.
Семен: Еще мы попробуем перейти в другой спектр — из хозяйственного мыла в туалетное. Оно же дарит другие ощущения, у него другой цвет и запах: «Детское», «Душистое», «Земляничное»…

Переход на туалетное мыло связан с коммерческим успехом?

Семен: Да, у нас есть постоянные продажи. Мы не альтруисты — искусство без денег невозможно.

И какой проект принес вам успех?

Семен: Не было проектов, которые не имели бы успеха, и все они — продолжение одной истории.

Что это за история?

Дмитрий: Это история взаимоотношений художника и социума. Наиболее ярко она воплотилась в перформансах на тему святости, когда мы с нимбами варили мыло под потолком, а все остальные были без нимбов. А вообще, недавно мне показалось, что лучше быть говном на плаву, чем куском золота, лежащим на дне Невы. Хороший кусок, хорошая река, но никто его не видит, никто не может им воспользоваться. А говно всем понятно и всем видно. Оно может не нравиться, но есть позитивный момент в форме существования на плаву. Бытие
— лучше небытия!

Интервью: Радиф Кашапов

Фото: Сергей Мисенко


  • Автор: Лена
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также