Феминизм и стендап: стоит ли смотреть сериал «Удивительная миссис Мейзел»?

На канале Amazon Prime показали второй сезон «Удивительной миссис Мейзел» – духоподъемного сериала о карьере женщины-стендапера в Нью-Йорке 1950-х. Кинокритик Иван Пугин объясняет, почему проект так полюбился зрителям.

На Amazon Prime вышел второй сезон одного из главных прошлогодних хитов – сериала «Удивительная миссис Мейзел». Проект создательницы «Девочек Гилмор» Эми Шерман-Палладино стал глотком свежего воздуха среди оригинального контента канала и мощно пронесся в прошлом году по церемониям вручения главных ТВ-премий, выиграв два «Золотых глобуса» и пять «Эмми». В этом – номинаций еще больше. Проект претендует на «Глобус» за лучшую женскую роль второго плана, помимо завоеванных в прошлом сезоне наград лучшему телесериалу (комедия/мюзикл) и лучшей актрисе.

Конец 1950-х, Нью-Йорк, респектабельный Верхний Вест-Сайд. Мириам (для своих – Мидж) Мейзел, молодая девушка из зажиточной еврейской семьи, произносит речь на собственной свадьбе. Она красива, весела, умна и вся ее жизнь четко распланирована: рецепт идеальной укладки волос найден еще в детстве, увлечение русской литературой приводит в университет, жених из другой состоятельной еврейской семьи как будто всегда ждал где-то рядом, чтобы поставить галочку в чеклисте идеальной девичьей мечты. Но через четыре года в канун Йом-Киппура (один из самых важных иудаистских праздников – день отпущения грехов) он решает покинуть жену, с которой у них родились двое детей, появилась квартира в той же парадной, где живут ее родители, и хобби в виде стендап-перформансов (пока его). После предательства мужа Мидж сама оказывается на сцене клуба в Виллидж, и все вокруг понимают, что быть комедианткой ей предначертано не то что судьбой, а, кажется, самим дьяволом или его иудаистским аналогом.

Создательница сериала Эми Шерман-Палладино привычно для себя рисует образ целеустремленной и сильной протагонистки – уже проверенный в «Девочках Гилмор» рецепт. Для Мидж и ее окружения написано большое количество диалогов, которые идут на скорости примерно в 0,7 Ааронов Соркиных (то есть быстро) и содержат большое количество шуток. При этом происходящее не превращается в фарс, а сохраняется реалистичность при некоторой карикатурности. Эпоха воссоздана с потрясающим количеством мелких деталей и красочных нарядов, безупречность фасонов которых может поспорить даже с эталонным в этом смысле сериалом «Безумцы».

Главную роль играет Рэйчел Броснахан – актриса, известная по нескольким очень удачным ролям второго плана и получившая за «Карточный домик» номинацию на «Эмми». Здесь она очень органична, что во многом обеспечивает успех сериала – после двух сезонов сложно представить кого-то другого, столь удачно сочетающего безграничную энергию, проницательный взгляд и точное, как расчеты ее экранного отца-математика, чувство юмора.

Менеджером Мидж по имени Сьюзи, нелюдимой и не самой приятной работницей клуба Gaslight, стала Алекс Бортшейн, обладательница «Эмми» за озвучивание Лоис в мультсериале «Гриффины». Помимо них, важную роль в действии выполняет экс-муж миссис Мейзел Джоэл, его и ее родители.

Эта команда создает очень интересную динамику. Весь первый сезон Мидж сама не верит в неожиданно явившееся ей предназначение – стать стендап-комиком. У нее далеко не все получается, но в этом виноваты скорее обстоятельства. В Америке того времени со сцены можно шутить про мужские половые органы, но нельзя про женские, а слово «беременность» вообще является ругательным. Если же ты девушка и пытаешься преуспеть в стендапе, то половина промоутеров будет судить тебя не по твоим артистическим талантам, а по тому, чем тебя физически наградила природа. Пробиваться сквозь эту кирпичную стену с менеджером того же пола, что и ты, особенно сложно. Но Сьюзи верит в Мидж, а Мидж – в то, что если что-то любишь, то у тебя обязательно получится сделать это делом жизни. Таким образом, сериал становится чем-то вроде мотивационной лекции для тех, кто распланировал свою жизнь, а потом посмотрел на план и ужаснулся. Во втором сезоне актерский ансамбль используется еще шире, сцен выступлений талантливой комедиантки в клубах и не только становится больше, а шутки – смешнее.

Новый сезон явно закладывает фундамент для как минимум еще одного, а то и двух: в нем есть сцены в Париже и эпизоды на курорте Катскилл в так называемом «борщовом поясе» штата Нью-Йорк – проведенные Мидж с родителями несколько недель там становятся окончательным прощанием с прошлым и с тем путем, что она наметила для себя в жизни. Она окончательно понимает, что сильно выпадает из того круга, в котором выросла (спойлер: об этом есть прекрасный эпизод в мастерской художника). Еще год назад Мидж пыталась понять, не пойдет ли против себя, внезапно став стендап-комедианткой, и как это возможно совмещать с полноценной семейной жизнью. Она настойчиво спрашивала коллегу Ленни Брюса (реально существовавшего комика исполнил прекрасный канадский актер Люк Кирби), забрав того из участка: «Ты правда это любишь, это точно твое?» В конце второго сезона все ответы для нее даны. Мидж снова наблюдает Ленни Брюса, уже поющего на телевидении, и окончательно убеждается в правильности своего выбора. Пускай впереди еще много вшивых мотелей, похотливых промоутеров и недовольных родственников, но, как говорил один из героев фильма «Пригород» Ричарда Линклейтера: «Пока я не стал костями в коробке, я жив – а значит, возможно все». Даже успех стендап-артистки в Америке конца 1950-х. За этим будет дьявольски интересно наблюдать.

Комментарии (0)
Автор: sobaka
Опубликовано:
Рубрика: Кинофичер
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также