«Сексу в большом городе» 20 лет. Почему сегодня мы бы не полюбили Миранду, Шарлотту, Керри и Саманту

20 лет назад вышел сериал «Секс в большом городе». Тогда его главные героини казались образцом прогрессивности и повлияли на взгляды миллионов женщин по всему миру. Поговаривали, что сценаристы наняли штат психологов, которые помогли прописывать характеры. Время не стоит на месте, и сегодня идеи Миранды, Шарлотты, Керри и Саманты не кажутся такими уж революционными. Специально для «Собака.ru» психотерапевт, создательница движения «Психология за Права Человека», ведущая Telegram-канала об отношениях «За 900 лет» Ольга Размахова порассуждала, какими были бы персонажи сериала в наши дни.

Каким мы видели сериал раньше

«Секс в большом городе» – это один из первых длинных сериалов о женщинах. В центре повествования четыре подруги, которые живут, строят карьеру и отношения в большом городе – Нью-Йорке. Как часто бывает в подобных случаях, постановщики предприняли попытку проиллюстрировать «типы» девушек, наделяя их разными ценностями, стратегиями поведения и мышления, интересами, родом деятельности. Скажу сразу, что для меня как психолога очевидно, что всех женщин мира невозможно разделить на ряд типажей: каждая обладает отдельными и уникальными качествами, опытом и жизненным контекстом.

Сериал впервые дал голос женщинам нового времени, позволил им выражать эмансипированную позицию, пересматривать социальные нормы и подвергать их критике, на собственном опыте проверяя их на пригодность в отношении себя. Они получили разрешение на то, чтобы открыто задаваться вопросами, которые мучили их: «Как пережить измену и выходить ли из отношений?», «Обязательно ли иметь детей?», «Как воспринимать себя, если не вышла замуж?», «Можно ли выбрать карьеру вместо семьи?» Героини вслух обсуждают, какой выбрать вибратор; не боятся объяснять партнеру, где находится клитор; задумываются об опыте группового секса и о многих других ранее табуированных темах.

Почему сейчас «Секс в большом городе» уже не кажется символом освобождения

Скажу честно, пересматривать сериал мне – психологу и феминистке – сегодня было действительно трудно: многое за это время изменилось. С первой серии я увидела не освобождение, а все ту же нормативность, требования к себе и другим, токсичность и власть в отношениях, неумение говорить о чувствах. Создалось ощущение, что, несмотря на наличие четырех женщин, в центре сюжета все равно находится мужчина. И не какой-то конкретный, а образный, выступающий объектом всех обсуждений. Выходит, что сериал скорее противоречит феминистскому взгляду, который все чаще учитывается в качественных продуктах кинематографа.

«Секс в большом городе» наполнен неотрефлексированными привилегиями. Цвет кожи, нормативная внешность, большой город, хорошая работа, деньги – все это есть у героинь и не позволяет многим зрительницам узнать в них себя. Первое, что бросается в глаза – гетеронормативность. 99,9% времени повествуют об отношениях противоположных полов, а ЛГБТ-люди оказываются исключенными. Из-за этого были сняты еще два очень похожих по стилю сериала – «The L Word» («Секс в другом городе») и «Queer as folk» («Близкие друзья»), которые иллюстрируют жизни лесбиянок, бисексуалок и геев.

Сериал очень плоско рассказывает нам о дружбе четырех героинь. Все их общение сконцентрировано вокруг мужчин и секса и создается впечатление, что в их отношениях нет глубины. В их фразах можно отследить хорошо знакомые нам сексизм, мизогинию, лукизм: «Большинство мужчин боятся успешных женщин. Рекомендую таким женщинам держать язык за зубами и играть предложенную игру» (Шарлотта); «Красота — это страшная сила. Тебе доступно все. Всегда» (Кэрри).

Каким был бы сериал, если бы его снимали сегодня

С психологической точки зрения имеет смысл делать историю инклюзивной, иллюстрировать разнообразие как оно есть: без резкого акцентирования, а лишь констатацией факта. Если представить, что «Секс в большом городе» снят сегодня, то голоса героинь могли бы звучать иначе, а темы и угол их обсуждения мог бы стать другим.

Так, Кэрри могла бы писать о ненасильственных отношениях; возможных проблемах в сексе (например, об отсутствии оргазма и симуляции его женщинами); о домашнем насилии и виктимблейминге; о различиях в заработной плате между женщинами и мужчинами; о молодых матерях и сложностях воспитания ими детей; о чайлфри или о невозможности забеременеть; о стигматизации гомосексуальных и трансгендерных женщин и невидимости бисексуальных. Кэрри все также опиралась бы на свой опыт, была бы неравнодушна к социальным запросам, внимательной к подругам и стремилась бы выстраивать нетоксичные отношения с мужчиной, которого любит. Например, вместо того, чтобы у него за спиной знакомиться с его женой, могла бы прямо проговорить свои чувства и переживания. Она могла бы учить зрительниц открытости и уязвимости, возможности быть честной.

Одна из героинь могла бы быть лесбиянкой и, например, как Шарлотта, искать возможность построить семью и родить детей, но сталкиваться с рядом сложностей. Она могла бы показывать зрительницам, как предрассудки влияют на ее личную жизнь, с какими сложностями до сих может столкнуться гомосексуальная пара даже в Нью-Йорке. В одном из сезонов она могла бы родить, и мы наблюдали бы за тем, как общество реагирует на однополую семью, как происходит социализация ребенка, имеющего двух матерей. Шарлотта оставалась бы при своих «традиционных семейных ценностях» и показывала, как они могут воплощаться в гомосексуальной паре.

Миранда бы также делала акцент на своей карьере и, если учитывать, что работает она в юридической компании, могла бы возглавить проект по борьбе с насилием над женщинами. Она защищала бы права женщин, давала на эти темы интервью, выступала на крупных мероприятиях и конференциях. К концу сериала она могла бы пойти в политику и показывать, как сложно женщине добиваться там к себе серьезного отношения, открыто говорить о том, с какими сексистскими комментариями она сталкивается. Параллельно у нее были бы отношения, но она не стала бы говорить о них как о чем-то более важном, чем борьба за свои ценности и убеждения.

Саманта, вероятно, могла бы поднимать дискуссию вокруг свободного отношения к сексуальности, а также говорить о мононормативности как проблеме. Например, в какие-то эпизоды сериала она могла бы находиться в открытых отношениях, какие-то эпизоды были бы посвящены размышлениям о полиамории и попытках выстраивания близости с несколькими партнерами. Она могла бы поднимать такие темы как важность безопасного секса, риски ЗППП, распространенности ВИЧ и своевременном лечение, которое позволило бы людям не снижать значительно качество своей жизни.

Больше внимания сценаристы бы уделили рефлексии женщин о тех столкновениях, которые происходят в их жизнях, попыткам примерить на себя что-то новое и понять, насколько им это близко. Героини учили бы нас свободному к себе отношению и возможностью быть гибкими в убеждениях, меняться в связи с новым опытом. Второстепенные персонажи тоже могли быть более глубокими и раскрытыми – среди них были бы самые разные люди вне зависимости от цвета кожи, внешности, ориентации, гендерной идентичности, состояния здоровья и возраста. Сериал перестал бы быть историей исключительно белых женщин, которые ходят на вечеринки и в центр всех своих обсуждений ставят мужчину.

Есть ли сейчас подобные сериалы

Таким примером может стать современный сериал The Bold Type («Жирным шрифтом»), главными героинями которого также выступают американские женщины. Между сериалами двадцать лет, и мы отчетливо видим, как феминизм поставил вопросы другим ребром. Сейчас мы хотим жить в мире, где не дискриминируют и не стигматизируют, где женщины и мужчины имеют равные зарплаты и возможности в воспитании детей, где возраст, цвет кожи, ориентация или внешний вид не делят людей на первосортных и второсортных. Новые героини отучаются молчать, борются за свои права, не считают мужчину или отношения главной частью своей жизни, от которой необходимо отталкиваться. «Секс в большом городе» стал важной ступенькой, которая привела нас к другой риторике и задачам, которые необходимо решать. Но я не уверена, что мы бы справились без нее.

Комментарии (3)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Tretyak Alena 6 сент., 2018
    Собака, вам что платят за такие публикации? Ну что это за автореферат бездарный? Феминизм - это круто, но причем тут сериал 20-летней давности? Рассуждения о том, каким бы мог быть сериал сейчас - это просто сотрясение воздуха.
  • Leonardo 5 сент., 2018
    Пардон! ПсихолгКА
  • Leonardo 5 сент., 2018
    Психолог и феминистка ничего не понимает в драматургии. Жаль, что это заботит только токсичных мужланов, вроде меня.

Наши проекты

Читайте также