Ольга Дыховичная: «Для роли я коротко постригла волосы — в невесомости они мешают»

Актриса, продюсер, директор фестиваля современного кино «2morrow/Завтра» и просто космическая женщина Ольга Дыховичная отправилась на МКС вместе с Джейком Джилленхолом, чтобы все-таки уточнить, есть ли жизнь на Марсе. 

Изначально приглашение пройти кастинг в фильм «Живое» режиссера Даниэля Эспиносы я восприняла как шутку: на ящик фестиваля «2morrow/Завтра» пришло письмо с примерным текстом: «Не могли бы вы помочь связаться с Ольгой Дыховичной? Мы хотим пригласить ее в голливудский проект». Но вступив в переписку, я поняла, что все всерьез, прошла несколько проб по «Скайпу», а потом поехала на встречу с режиссером.

Фильм хоть и фантастический, строится на максимальной естественности и реалистичности, поэтому на роль капитана МКС Катерины Головкиной взяли меня, актрису из России, а астронавта Шо Кендо, например, сыграл японский актер Хироюки Санада. Все как на настоящей космической станции. Даже в невесомости мы действительно летали — на специальных тросах, без зеленого экрана. Брали уроки, чтобы все движения выглядели натурально. У зеленого экрана есть свои преимущества: можно нарисовать все что душе угодно. Но Даниэлю было важно, чтобы мы взаимодействовали с предметным миром. А еще для роли я коротко постригла волосы — в невесомости они мешают.

Съемки проходили в Shepperton Studios в графстве Суррей, где Стэнли Кубрик снимал «Доктора Стрейнджлава», Ридли Скотт — «Чужого», Джордж Лукас — «Звездные войны», Альфонсо Куарон — «Гравитацию», — место само по себе намоленное, а еще и декорации 1:1 поддержали жанр клаустрофобического триллера: режиссер очень тонко вытаскивал из нас нужные эмоции — тревогу, страх, ощущение бе­зысходности. Эспиноса — швед чилийского происхождения, получивший образование в университете Дании и снимающий в Голливуде. Ему удалось подружить психологизм европейского кино с американским подходом к фильму как к аттракциону.

Первые две недели снимали сцены только со мной, а потом присоединились остальные актеры. Джейк Джилленхол крайне скрупулезно относится к роли и может часами обсуждать с режиссером одну реплику. У его героя даже предлог не может быть случайным. Думаю, именно благодаря такой тщательности ему удается не впасть в самоцитирование, ведь он снимается уже двадцать лет, играет по три-четыре главных роли в год, и никакого выгорания. А Райан Рейнольдс обладает ценной для актера «бесшовностью»: между ним и его героем как бы нет шва, и иногда он начинает говорить, а ты не сразу понимаешь, перед тобой Райан или персонаж, которого он играет.

Большое впечатление на меня произвели отлаженность киномеханизма и огромное уважение к труду актера. На площадке тебе дают понять, что ты не просто один из инструментов по созданию фильма, ты — главный инструмент. На площадке могут одновременно работать три сотни человек, но как только звучит слово «Мотор!», все как-будто растворяются, полное ощущение, что ты один. Так актер действительно может прочувствовать роль и вжиться в героя.

Конечно, я не думаю, что теперь Голливуд распахнул для меня свои двери: в данном случае русскую пригласили сыграть русскую, но это не эпизодическая, а большая, заметная роль в блокбастере.

Текст: Кристина Шибаева


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме