«Новейший завет» и еще 4 фильма о божественном

Наш редактор и знаток кинематографа Артем Лангенбург вспомнил несколько фильмов о богах и богинях.

«Новейший завет» (2015)

Язвительная фантастическая комедия бельгийца Жако ван Дормаля, автора «Тото-героя» и «Господина Никто». Главная героиня тут — десятилетняя девочка, дочь Бога, который «существует, живет в Брюсселе и полный ублюдок». Создатель ютится в обычной квартире, тиранит безответную жену-богиню, питается пивом и чипсами, а судьбами смертных управляет с помощью компьютера. Бунт ребенка-мессии начинается с того, что каждому из землян приходит смс-сообщение с точной датой смерти. Cреди множества радостей в «Новейшем завете» — влюбленная в гориллу Картин Денев, сентиментальный наемный убийца или идиот-видеоблогер, который, узнав о предстоящих 62 годах жизни, перед камерой радостно прыгает из окна небоскреба и сигает под поезд. Похожий на бездонную шкатулку с сокровищами, фильм ван Дормаля — редкий по нынешним временам пример кино одновременно крайне изобретательного в художественном смысле и вселяющего действительную надежду.


 

«Десять заповедей» (1956)

Реформатор киноязыка Сесил Б. Демилль к библейскому эпосу впервые обратился в 1923-м, в эпоху немого кино. В оригинальных «Десяти заповедях» сюжет состоял из двух частей: в первой аккуратно пересказывалась история исхода евреев из египетского плена, общения Моисея с Богом и обретения скрижалей Завета, а во второй действие перемещалось в современность, то есть в начало 1920-х, где разыгрывалась бытовая драма в моралистическом духе. В итоге Демилль снял трилогию по мотивам Священного Писания: за «Десятью заповедями» последовали основанные уже на Новом Завете «Царь царей» (1927) и «Крестное знамение» (1932). Спустя более чем три десятилетия режиссер переснял свой благочестивый пеплум в цвете, причем выкинув «современную» часть. Лучше всего посмотреть оба варианта, однако и ремейка 1956 года достаточно: данная картина, в ряду некоторых прочих, — это то, как ветхозаветный мир, сглаженный, облагороженный и обезвреженный, был интегрирован современной поп-культурой.


«Евангелие от Матфея» (1964)

Великий Пьер Паоло Пазолини к 64-му году уже прославился как режиссер двух безупречных полнометражных неореалистических фильмов («Аккатоне» и «Мама Рома»), а также скандальной новеллы «Овечий сыр» в моднейшем киноальманахе «РоГоПаГ», за которую его притянули к суду по серьезному в католической Италии обвинению в «оскорблении верующих». В фильме, вольно экранизирующем самое многословное из жизнеописаний Иисуса, Пазолини явил себя как поэт, коммунист и ниспровергатель. Его Христос (едва достигший 20-летия каталонский актер Энрике Ирасоки) похож на пролетарского оратора-пропагандиста, нищую обессиленную деву Марию играет собственная мать режиссера, а божественное разительно отсутствует на бедной и трагической сцене Истории. 


 

«Догма» (1999)

Два изгнанных из рая падших ангела (Мэтт Дэймон и Бен Аффлек) бессмысленно коротают время в Висконсине, но потом узнают, что на небеса можно вернуться, пройдя через волшебную арку собора в Нью-Джерси. Правда, в результате этого маневра, нарушающего божественную волю, произойдет полное и окончательное уничтожение Вселенной. Бесконечно обаятельная и непристойная комедия нерда-меланхолика Кевина Смита (к тому времени автора культовых «Клерков» и еще нескольких картин), казалось бы, не оставляет камня на камне от христианских ценностей. На самом деле фильм варварским, но действенным образом производит с христианством ту же самую художественную операцию, что и за три десятка до того мюзикл «Иисус Христос суперзвезда»: очищает от догматической плесени, возвращает в контекст сострадания, любви и особого драйва. Бог же в «Догме», вопреки всем патриархальным традициям, — женщина, а именно канадская поп-рок-певица Аланис Мориссетт. 


 

«Главное – не бояться!» 

Веселая и прямодушная девушка тридцати лет (Кейт Хадсон) узнает, что больна терминальной стадией рака, и сразу же влюбляется в заботливого врача-онколога (Гаэль Гарсия Берналь). Сентиментальная трагикомедию сняла Николь Кэссел, постановщица в высшей степени сомнительной драмы «Дровосек» про раскаявшегося педофила, сейчас переключившаяся на съемки эпизодов в таких сериалах как «Оставленные», «Американское преступление» и «Лучше звоните Солу». Слезоточивый жанр мелодрамы с участием умирающих и обреченных, ведущий происхождение от выдающихся фильмов Фрэнка Капры, здесь остраняется вмешательством сверхъестественных сил: и конкретно Бога в исполнении лучшей афроамериканской комической артистки Вупи Голдберг.


 

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также