Надежда Толубеева: «Отец постоянно был в театре, я мечтала быть похожей на него»

Внучка и дочь знаменитых актеров стала продолжательницей театральной династии: играет в «Этюд-театре» и БДТ, снялась в фильме Сергея Снежкина «Контрибуция» и байопике о Данииле Хармсе.

  • На Надежде: жакет, платье и туфли Paul Smith (Paul Smith), галстук Chloe (ДЛТ)

Ваш дед, Юрий Толубеев, был главной звездой Александринки 1960–1970-х, его помнят как Полония и Санчо Пансу в фильмах Козинцева. Отец, Андрей Толубеев, — всем известный интеллигентный полковник милиции из «Бандитского Петербурга». Наследственность определила ваш выбор профессии?

Деда я не застала, он умер до моего рождения, а у папы постоянно брали автографы на улицах и в магазинах. В детстве я испытывала гордость за отца, хотела быть похожей на него. Он постоянно был на съемках, постоянно в театре, занимался благотворительной работой. Очень много людей обращалось к нему за помощью как к председателю петербургского отделения Союза театральных деятелей, он не оставлял для себя вообще ни минуты. Поэтому я пребывала в постоянном ожидании встречи с ним и мне хотелось больше не папы-артиста, а папы-отца рядом с собой. Мне кажется, если бы у меня была предрасположенность к какой-то другой профессии, он бы меня подтолкнул к ней, пока был жив. А вот моя старшая сестра Лиза, считалось дома, должна приносить пользу обществу, поэтому ее отдали в Академию МВД на следователя. Она отучилась, защитила диссертацию, параллельно стала чемпионкой мира по тхеквондо, но в итоге все равно окончила Театральную академию. Правда, сейчас работает мамой.

Как повлиял на вас круг общения родителей?

Он был очень широким, и в него входили не только люди искусства. Папа ведь до ЛГИТМиКа окончил Военно-медицинскую академию, и мы до сих пор дружим с его сокурсниками-врачами. В актерской среде редко встретишь мужчину, который не смотрелся бы постоянно в зеркало, а они совсем другие. Вокруг папы был целый мир в Большом драматическом театре, в котором и сейчас играет моя мама, Екатерина Толубеева. Я выросла за кулисами БДТ, с детства была знакома со всей труппой, гримерами, костюмерами и охранниками. Самым близким человеком в театре для меня был Кирилл Юрьевич Лавров, которого я воспринимала как дедушку за неимением собственного. Каждую зиму мы с ним и его внучкой Олей ездили в санаторий «Дюны». В спектакле БДТ «Перед заходом солнца» в постановке Григория Михайловича Козлова мы с Олей играли детей. Ходили на все спектакли, рылись в костюмерках, а когда буянили, Кириллу Юрьевичу доносили, что девочки опять влюбились в молодых артистов и напакостили им. Когда его не стало, это был для меня удар. Благодаря маме я очень давно знакома с Татьяной Валентиновной Парфеновой, с которой мы очень близки. Знаю, что могу ей позвонить или приехать в любой момент и поделиться тем, что не рассказала бы никому другому, она за меня сильно переживает. На всех главных событиях в жизни, например на выпускном в школе или на свадьбе, я была в платьях Татьяны Валентиновны.

На курс к Вениамину Фильштинскому вы шли осознанно?

Я очень хотела поехать поступить в Москву, окончить ГИТИС или Школу-студию МХАТ и работать в МХТ, пока однажды не попала на дипломные спектакли предыдущего курса Вениамина Михайловича и не влюбилась в этих ребят. После этого даже не думала пробовать поступать к кому-то другому. Когда окончила, у нас образовался свой театр, а это мечта любого курса. Что может быть лучше свободы и работы со своими сокурсниками? Вот уже шестой год наш «Этюд-театр» проходит через какие-то свои кризисы, у нас кипит жизнь, несмотря на то что мы сами все монтируем и у нас нет зарплаты. Мы занимаемся своей профессией, в то время как талантливые ребята, выбравшие, например, Александринку, растворяются там. Недавно нам выделили для репетиций буквально бункер, с условием, что мы не съедим там крупу из стратегических запасов на случай ядерной войны. У актеров «Этюд-театра» все складывается хорошо, никто не прикован ни к какой постоянной труппе, и все имеют возможность раскрыться в других театрах и в кино. В конце июля мы выпустили в «Приюте комедианта» премьеру спектакля «Братья» по «Братьям Карамазовым» Достоевского, где я играю Екатерину Ивановну. Ставила Евгения Сафонова — молодой и недооцененный, как мне кажется, режиссер. Она одна из тех немногих постановщиков, которые упорно работают с тобой один на один на протяжении года, — практически никто сейчас в театральном мире так не делает.

Участие в недавней премьере БДТ «Жолдак Dreams: похитители чувств» стало для вас событием?

С Андрием Жолдаком меня познакомила Татьяна Валентиновна в своем Модном доме. Я тогда репетировала «Братьев Карамазовых», была поглощена этим процессом, и Андрий у меня спросил: «Надя, а почему ты не пытаешься мне понравиться? Когда ты мне откроешься?». Он стал провоцировать меня, а я начала разговаривать с ним совершенно на равных. Когда он спросил, что я о нем думаю, ответила: «Вы Скорпион, у вас были какие-то проблемы в детстве». Видимо, его это так зацепило, что позднее он позвонил и сказал, что хочет со мной поработать. Когда я пришла на разговор с Жолдаком в БДТ, то страшно переживала, у меня даже ноги тряслись: это для меня священная территория. Волнение улеглось, когда мы стали репетировать в Каменноостровском театре, где и играем этот спектакль. С Жолдаком было совсем не просто поначалу. Я привыкла импровизировать, а у него свой язык, свои законы. Надо довериться режиссеру и снять с себя какие-то блоки. Тебе дается партитура с набором действий, которые не объясняются: я даже не могла кольцо переместить с правой руки на левую, и каждый день мы репетировали в гриме и костюмах. От этого у меня случилось сопротивление. Мне так хотелось предложить что-то свое, пока я не поняла, что свобода внутри жесткого рисунка, который дает Андрий, и там много пространства, которое интересно заполнять. Он помог мне раскрыться, и я была поражена, сама себя не узнавала. Этот спектакль — очень серьезный шаг для меня. Зритель, пришедший на постановку Жолдака, не может сказать: «Эй, развлекай меня». Если тебе скучно, значит, у тебя не работает воображение, ты должен сам поработать.

Осенью выйдет фильм Сергея Снежкина «Контрибуция» с вами в одной из главных ролей.

Сергей Олегович показал мне целую школу. Совсем недавно я закончила озвучивать свою героиню и поняла, что это отдельная профессия. Было тяжело: случился большой перерыв в работе над этим проектом, у меня нет опыта, действие происходит в 1918-м, во время Гражданской войны, речь у людей в те годы была совсем другой. Сергей Олегович мне помогал, даже специально прилетел из Казахстана, со съемок другого фильма, и мы сидели с ним несколько дней вдвоем. Биография моей героини Веры не была прописана в сценарии, надо было ее додумывать. Испытания заставили ее в короткий срок внутренне стремительно прожить целую жизнь, и сейчас у меня ощущение, что я с ней прошла весь этот путь — от младенца с открытым взором непонимания через страстную роковую женщину к абсолютно беспомощной старухе.

Вам говорили, что у вас не современное лицо?

Последнее время как ни приду на пробы, на меня надевают парик с короткой челкой, и операторы ахают, потому что, по их мнению, я точно попадаю в стилистику любой исторической картины. (Смеется.) Недавно я сыграла в фильме «Хармс» режиссера Ивана Болотникова, ученика Алексея Германа, снимавшего до этого документальное кино. Поскольку он не привык работать с актерами, мы с исполнителем главной роли Войцехом Урбанским пошли по театральному методу: встретились заранее и все отрепетировали вдвоем. Режиссер предоставил артистам полную свободу, и даже сценарий в процессе съемок нам было дозволено переделывать. В нем было много цитат из дневников Даниила Хармса и его знаменитых писем, адресованных актрисе Клавдии Васильевне Пугачевой, — ее я и играю. Думаю, должно получиться очень неплохое, но фестивальное кино, вряд ли оно выйдет в широкий прокат.

Что вам самой нравится из уже сыгранного?

Сложно оценивать, потому что я всегда вижу кучу недостатков, изъянов, всегда хочется сделать лучше. Скорее, можно свериться с внутренним состоянием. Так, Наташа Столыпина, которую я сыграла в сериале о Распутине «Григорий Р.», — это персонаж очень близкий мне. Плюс партнеры Владимир Машков, Андрей Смоляков — там грех был плохо сыграть.

Фото: Елена Насибуллина

Благодарим Гранд Отель Европа за помощь в организации съемки


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме