Как 200 девушек побрились ради «Батальона»

Для участия в военной драме «Батальонъ», снятой Дмитрием Месхиевым, почти две сотни девушек побрились наголо и взялись за штыки. Мы выяснили у продюсеров этого густонаселенного фильма, как массовка стала коллективным героем и превратилась в боевую единицу.

Фильм показывает не слишком известную страницу Первой мировой войны — период между двух революций 1917 года, когда по приказу Временного правительства стали формироваться женские «батальоны смерти» с целью поднятия патриотического духа солдат-мужчин. Инициатором их создания выступила Мария Бочкарева. История ее «Первой женской военной команды смерти» из двухсот человек и легла в основу фильма.

Георгиевского кавалера, поручика Марию Бочкареву сыграла актриса Мария Аронова. Давняя подруга генпродюсера фильма Игоря Угольникова еще по шоу «Оба-на» была приглашена в проект без проб. О роли она говорит так: «Бочкарева близка мне силой своей, близка мне верой в то, что делает. Она была очень строгим человеком, исключала в батальоне любые любовные интриги. С моей точки зрения, она была несчастной женщиной».

Большая часть съемок проходила в Псковской области. Декораторы прорыли почти полтора километра окопов по архивным фотографиям и фортификационным чертежам времен Первой мировой войны. И если в немецких окопах из бетона и ивовых ветвей был водопровод, а изнутри они оклеивались обоями, в русских никакого комфорта предусмотрено не было.

Игорь Угольников, автор идеи, генеральный продюсер

Изначально планировалось, что в массовке будет около двухсот человек. Съемки начинались в Псковской области, и мы понимали, что те фигуры, которые окажутся на первом плане, нам придется потом везти на съемки в Петербург. Как только начались тренировки, часть сразу отсеялась, учитывая условия. А они оказались жуткими. В первые дни августа еще было приятно и красиво, потом начались дожди, все размякло на километры вокруг, а в конце октября уже выпал снег. Массовка вставала в 5 утра, чтобы одеться. После чего весь день снималась в грязи, и домой — девочки жили в здании школы, в казарменных условиях — попадала часам к 22-23. На следующий день — опять то же самое. Я бы в таких условиях не выдержал.

Я требовал утеплителей под форму, в сценах падения в грязь — гидрокостюмов, проверял, чтобы каждую сцену с массовкой сначала проходили каскадеры. Нам очень помогли сотрудники МЧС, они поставили свои палатки, снабжали горячей едой и чаем. Первое, что я делал, приходя на площадку — проверял, все ли в порядке, работают ли медпункты. Представьте, почти две сотни девушек бегут в грязи с настоящими штыками — это невероятно опасно. И вот здесь началось то, чего мы совершенно не ожидали. Из недовольных, расстроенных девочек начал получаться единый организм, который жил уже другими принципами, кроме суточных денег. Этим были поражены и актрисы, видя, как у них за спиной вдруг выстраивается настоящий батальон, готовый бежать и падать в окопы. Девочки каждый день жили событиями фильма, и когда в последний день режиссер объявил конец съемки, они начали рыдать в голос, я такого никогда не видел.

Думаю, испытания, которые пережила массовка в окопах, вполне можно сравнить с военными. У нас был эпизод ночной атаки. Что-то подобное я видел только в «Сталинграде», но там снимались мужики. А тут дождь, стена огня, расстояние метров восемьсот и бегущие по глине девочки в запотевших противогазах, с оружием, которые падают лицом прямо в грязь. Страшно было невероятно. Я думал, что не доживу до конца этой сцены, и отсчитывал микросекунды до ее окончания. Месхиев говорил, что за всю свою жизнь он так никогда не боялся».

Евгений Айзикович, креативный продюсер, соавтор сценария

У нас нет фильмов о Первой мировой войне, поэтому «Батальонъ» и сравнить не с чем. Мы хорошо представляем, как должна выглядеть Вторая мировая. А по Первой ничего не снималось. Мы к тому же выбрали еще и самое сложное даже с точки зрения историков время — с февраля по октябрь 1917 года. В этот период, например, войска уходили на войну под «Марсельезу», а не под «Боже, царя храни». Но никто не знает этой подробности, так что поставь мы в фильм «Марсельезу», нас бы не поняли. Результаты опросов показали, что для людей Первая мировая — это как Пунические войны. Но все равно мы старались максимально приблизить кино к реальности — это во многом заслуга гениального Сергея Стручева, художника по костюмам. Он решил, что по цвету вся одежда должна быть, как сепированное фото того времени. Подбирал костюмы для героинь, никаких отклонений от мундиров той эпохи. Разыскивал панталоны, рубашки, белье, чтобы и внешне, и внутренне актеры могли ощутить себя в том времени. Так же было с каждой девочкой из массовки.

В Петербурге условия съемок были гораздо легче. Но была одна сцена на Дворцовой площади, где массовка должна по сюжету стоять под дождем, добиваясь своего. В этот день была ужасная погода — начало марта, холод дичайший, а у нас оканчивается время. И вот в течение трех часов ночью их поливают из водометов, а они стоят и действительно держатся, и помогают друг другу. И даже сейчас, насколько я знаю, все девочки дружат, общаются, обмениваются письмами и жалеют, что это все закончилось».

Наталья Каленова, исполнительный продюсер

Пока не сформировался основной костяк нашей массовки, который и отметил последний съемочный день на площадке вместе со всей группой, начало смены было адом. Прикрыть голову пилоткой или подстричь только нижнюю часть волос было невозможным, режиссер на такие компромиссы не шел. Каждое утро в 6 часов мы начинали с подсчетов количества наших бритых девушек, уже начиная с их рассадки в автобусы, которые везли батальон из Пскова, собирая их по всему городу и из ближайших деревень. Связь обрывалась, приходилось дозваниваться до водителей снова и снова, и без шуток — молиться! Кошмаров было несколько – чтобы автобус не сломался, не опоздал, чтобы люди не проспали, а из тех кто проспал или заболел, потому что болели все и постоянно, количество «недобора» не превышало пятнадцати человек. Иначе — страшный скандал, и Месхиев отменяет смену.

Снимали мы в деревне, на поле, который усилиями декораторов и художников был изрыт двумя километрами окопов. И если группа месила промерзшую жижу в спецобуви, то девчонки бегали дубль за дублем в исторических ботиночках на тоненькой подошве. Когда доходило до ночных экшн-сцен с горящими стенами высотой с двухэтажное здание, у операторской группы запекались лица, а у девчонок сгорали уши — гримеры мазали их заживляющей мазью, меняли местами и дубль снова. Никакой скромный гонорар массовочного актера и даже месячная зарплата, как было у нас, не могли компенсировать титанический труд и героизм этих женщин. Фильм состоялся благодаря им!».

«Батальонъ». С 20 февраля

Комментарии (0)
Автор: Лена
Опубликовано:
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также