Новогоднее чтение: 10 книг для каникул

Для продолжительных январских праздников мы выбрали десять проверенных книг, которые не подведут: детектив Джоан Роулинг, нулевой том серии Леонида Парфенова и лучший американский роман уходящего года.

  • Донна Тартт «Щегол»

    Третий (за четверть века) роман сильнейшей американской писательницы, получивший в конце года Пулитцеровскую премию, а также неофициальный титул «книги года» по версии крупнейшего онлайн-сервиса Amazon, не говоря уже про восторженные отзывы всех на свете, от Стивена Кинга до влиятельных литературных критиков. Согласно фабуле, главный герой, 13-летний подросток по имени Тео, в результате теракта в нью-йоркском музее теряет мать, но одновременно случайно оказывается владельцем бесценной миниатюрной картины Карела Фабрициуса, ученика Рембрандта и учителя Вермеера. Протагонист этого нового большого американского романа — не самое здесь увлекательное. Тартт разворачивает галерею социальных типажей и заводит карусель ситуаций: про дюжину второстепенных персонажей можно было бы написать по отдельной книге. В предыдущем романе автора, «Тайная история», под личиной кампусовского триллера про студентов-античников, заигравшихся в древних греков, таилась безжалостная и безрадостная экзистенциальная притча. «Щегол» же — целая вселенная, изощренный роман-инсталляция и вместе с тем увлекательнейшее чтиво, тот случай, когда проверяешь, сколько осталось прочитать из 800-страничного тома, и по-детски радуешься, что осталось еще больше половины.

     

  • Дэвид Брин «Бытие»

    Тоже почти 800-страничный талмуд, который тоже можно проглотить за пару-тройку дней. Брин, авторитетный фантаст, автор «Почтальона» и многотомной «Саги о Возвышении», пишет умный философский сайфай. В последнем по времени романе (2012) речь идет о некоем меняющем жизнь миллионов землян инопланетном артефакте, который случайно обнаруживает скромный уборщик орбитальной станции. Поэзия космоса и проклятые человеческие вопросы — все, как полагается.

  • Роберт Гэлбрейт «Шелкопряд»

    Кто скрывается под именем и фамилией на обложке, на этот раз не представляет из себя никакого секрета. «Шелкопряд» — вторая детективная книга Джоан Роулинг и третий «взрослый» роман всемирно известной создательницы поттерианы. С выходившем в прошлом году первым выпуском приключений частного детектива и бывшей рок-звезды Корморана Страйка («Зовом кукушки») до определенного момента сохранялась пиар-интрига в виде вымышленной фигуры автора, бывшего сотрудника отдела спецрасследований Королевской военной полиции Роберта Гэлбрейта. Впрочем, почерк Роулинг невозможно не узнать. В центре сюжета: зверское убийство трэш-беллетриста, перед смертью объявившему о намерении написать разоблачительный памфлет про британский издательский бизнес. Будучи одновременно грандиозной выдумщицей, метким сатириком и мастером социальных обобщений, мультимиллонерша Роулинг все больше из мудрой сказочницы превращается в Большого Левого Писателя с идеями.

  • Леонид Парфенов «Намедни. Наша эра. 1946-1960»

    «Нулевой» том знаменитой серии телеведущего, продюсера и культуртрегера. Полтора послевоенных десятилетия, понятно, по смыслу разделены на поздне- и постсталинский периоды. В первой части: постановление о журналах «Звезда» и «Ленинрад», начало гонки вооружений, новый виток репрессий, разгром генетики и кибернетики, «дело врачей», мясорубка на похоронах тирана. Во второй, «оттепельной»: XX съезд, освоение Арктики, хрущевский галлюциноз о кукурузных полях в вечной мерзлоте, временный расцвет всяческих искусств, подавление венгерского восстания, , «Доктор Живаго», Ив Монтан и стиляги. Помимо прочего, красочное это издание один из лучших новогодних подарков, которые можно придумать.

     

  • Курцио Малапарте «Капут»

    Переведенная спустя 70 лет после написания книга итальянского классика, журналиста и кинорежиссера, вообще крайне колоритной фигуры. Сын итальянки и немца, урожденный Курт Эрих Зуккерт (декадентский псевдоним переводится как «дурная доля, злосчастье» и взят в иронический противовес Наполеону Бонапарте), он был сторонником фашистов, пока в начале 30-х не разочаровался в Муссолини и заодно в его главном союзнике Гитлере. После ссылки и помилования отправился на восточный фронт в качестве военного репортера. «Капут» — путевые заметки циничного и вместе с тем ежеминутно приходящего в ужас наблюдателя безумия войны и оккупации. Состоящий в основном из застольных бесед с фашистскими офицерами роман — одна из настоящих вершин антивоенной прозы.

  • Роберт Хейзен «История Земли»

    Лучший научпоп сезона: захватывающая, словно детектив, новая книга известного астробиолога и историка науки, почетного профессоар геологии Университета Джорджа Мейсона и старшего научного сотрудника геофизической лаборатории Института Карнеги. Хейзен рассматривает историю последних земных четырех с половиной миллиардов лет с двух точек зрения: развития неживой материи (минералов, почвенных слоев, метеоритных дождей, атмосферных явлений и т.д.) и живой природы, от бактерий до сложных организмов.

  • Роберт Вентури «Уроки Лас-Вегаса»

    Культурологическая классика, переведенная на русский язык с большим опозданием (оригинал вышел в начале 70-х годов). Книга американского архитектора и теоретика городского ландшафта, лауреата Притцкеровской премии и одного и главных постмодернистов в архитектуре — красноречивое оправдание уродства, заурядности и прочих черт современных зданий, раньше относившимся к маргинальным. Вентури сочиняет манифест, опираясь на Лас-Вегас, в планировке которого смешались функционализм и поп-арт.

  • Гауте Хейволл «Язык огня»

    Скандинавский детектив сезона. Бестселлер норвежца Хейволла, основанный причем на реальных событиях, наделал шума на родине года три назад. В маленьком поселке в конце 70-х  в течение месяца таинственный злоумышленник или злоумышленники по ночам сжигает дома и сараи и не оставляет следов.Спустя тридцать с лишним лет рассказчик приезжает в родные места и пытается выяснить, что же за четровщина с поджогами творилась тогдашней весной. Протестантская меланхолия, тихий, но неумолимый саспенс, застарелые травмы за благополучным фасадом общества — в общем, все, за что мы любим детективных писателей из Северной Европы.

  • Елена Костюкович «Цвингер»

    Филигранный и пока не многими здесь прочитанный роман известной переводчицы (переложившей на русский, в частности, весь корпус текстов Умберто Эко) и авторши популярного гастрономического травелога про итальянскую еду. Запутаннейший сюжет: главный герой, человек с феноменальной памятью, посреди Франкфуртской книжной ярмарки вдруг оказывается втянутым в продолжение истории своего же деда, в свое время нашедшего спрятанные нацистами сокровища Дрезденской картинной галереи. Изысканный искусствоведческий детектив и одновременно хитрый ребус, в который упрятана европейская история и культура последних ста с лишним лет.

     

  • Розалинда Краусс «Фотографическое: опыт теории расхождений»

    Краусс — одна из самых влиятельных и важных фигур в современном искусствоведении и художественной критике, автор ключевого для постструктурализма текста «Подлинность авангарда и другие модернистские мифы» (изданного здесь «Художественным журналом» и небольшим, ясное дело, тиражом). Сейчас выпустили ее не менее фундаментальную работу по фотографии: Розалинда утверждает неприменимость к ней традиционных методов изучения искусств, а также исследует ее влияние на разные большие явления: от работ Марселя Дюшана до эстетики сюрреалистов. После также в последние годы изданных «Краткой историей фотографии» Вальтера Беньямина, «Camera lucida» Ролана Барта и книги эссе Сьюзен Зонтаг, эта книжка обязательна к чтению для всех, кто интересуется формами визуального.

     


Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Ната ____ 5 янв., 2015
    в Щегле "под личиной триллера" надо - исправьте

Читайте также

По теме