Книги апреля: «Персеполис» и еще 6 изданий

В России опубликован графический роман «Персеполис» иранской диссидентки Маржан Старапи. Впервые напечатанный во Франции тринадцать лет назад, он совсем не потерял своей актуальности.

Маленькая девочка Маржан переживет исламскую революцию, войну с Ираком и миллион терзаний, а в финале 365-страничного комикса превратится во взрослую женщину. «Персеполис» был премирован на ведущем мировом конкурсе рисованных историй в Ангулеме, с восторгом принят на Франкфуртской книжной ярмарке. По его мотивам Маржан Сатрапи сняла мультфильм, получивший приз жюри Каннского фестиваля, премию «Сезар» за лучший дебют и адаптированный сценарий, номинации на «Оскар» и «Золотой глобус». На черно-белых картинках Сатрапи пачками гибнут люди, несогласные с политикой аятоллы Холгейни, стражи правопорядка ловят и избивают девушек с макияжем, художники рисуют натурщиков, укутанных в хиджабы, а вечеринки с алкоголем и постеры с Ким Уайлд превращаются в крайние проявления протеста.

Однако «Персеполис» — отповедь не только исламскому фундаментализмy, но и западной отчужденности. В Вене, куда попадает так стремившаяся к западной культуре девушка, она оказывается посторонней, никому не нужной, а попытки тусоваться с анархистами чуть было не заканчиваются трагедией. Все эти ужасы становятся идеальным фоном для романа воспитания нового типа, но со старыми выводами: даже в жутких условиях можно оставаться человеком. Эту  книгу имеет смысл купить не только из-за редкого сочетания веселенького жанра и мрачного содержания. Глядя на залитые тьмой страницы «Персеполиса», начинаешь размышлять: пожалуй, условный 1979 год может повториться в любой стране, где к борцам за нравственность с их дежурной демагогией начинают прислушиваться слишком внимательно. Не стоит обольщаться мыслью, будто эмиграция — это выход.

Маржан Сатрапи. «Персеполис». «Бумкнига»

Еще 6 книг апреля

Джозеф Вогель

Человек в музыке. Творческая жизнь Майкла Джексона

Респектабельная биография поп-короля

Книжку американского искусствоведа Вогеля уже окрестили самым полным жизнеописанием Джексона. Преисполненный пиетета к герою биограф пять лет опрашивал друзей и знакомых певца, корпел над газетными публикациями и даже сидел в архивах. Никаких сенсаций не ждите: автор чурается и намека на желтизну, даже о привязанности Майкла к его ручному питону сообщает осторожно и без игривых подробностей.
Энас-книга 

 

Анджей Иконников-Галицкий

Самоубийство империи

История без законов

Петербургский поэт, выходец из молодежного литературного клуба «Дерзание», а ныне зрелый эрудит и бичеватель современного невежества, заговорил суровой прозой, представ перед читателем в другой ипостаси — историка. Очерк судеб правящей элиты России в период от отмены крепостного права до Февральской революции не пытается оправдать какую-либо парадигму, возвращая истории непредсказуемость игры воли и случая.
Лимбус пресс 

 

Алессандро Барикко

Трижды на заре

Стилистическое упражнение итальянского эстета

Итальянский прозаик известен читающим кругам по книгам City и «Море-океан», а кинозрителям — как сценарист «Легенды о пианисте» с Тимом Ротом. В предыдущем романе Барикко, «Мистер Гвин», фигурировала книга «Трижды на заре», и вот автор решил материализовать вымышленное произведение. Хитро сплетенная структура объединяет три сюжета: постоялец отеля мучается бессонницей, любовники снимают номер на ночь, мальчик теряет родителей, гибнущих во время пожара.
Азбука-Аттикус 

 

Василий Ливанов

Пусть из детства. Эхо одного тире

Элементарно Холмс

Многочисленные заслуги артиста Ливанова, как то: озвучивание крокодила Гены и удава в мультфильме «38 попугаев», сценарий к мюзиклу «Бременские музыканты» и роль Николая I в «Звезде пленительного счастья», ушли в тень славы сыщика с Бейкер-стрит из киносаги Игоря Масленникова. Ливанов хочет напомнить о них в многотомной автобиографии. Человек он непростой, убежденный католик и член КПРФ, что гарантирует интересное чтение.
АСТ 

 

Борис Дубин

Порука

Стихи от переводчика

Наглядное опровержение предрассудка, будто серьезные люди не пишут стихов. Президент Гильдии переводчиков, ведущий сотрудник «Левадацентра», заместитель главного редактора журнала «Вестник общественного мнения» и автор монографий по социологии литературы публикует томик своей лирики вперемежку с наиболее удачными переложениями иноязычных виршей. В заглавие книги вынесено все же стихотворение Борхеса.
Издательство Ивана Либмаха 

 

Жузе Агуалуза

«Продавец прошлого»

Ангола глазами рожденного ползать

«Иностранка» потчует экзотической книжной кухней. Если вы не хотите умереть, не прочитав ни одной книги ангольского писателя, у вас появился шанс почить в бозе со спокойной душой. Как водится в странах третьего мира, роман живого ангольского классика написан в жанре магического реализма, а перипетии политической жизни африканской республики переданы от лица геккона — небольшой симпатичной ящерицы. Иностранная литература

 

Текст: Радив Кашапов, Андрей Пронин


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:
  • Материал из номера: Апрель

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме