Как выглядит российский павильон на Венецианской биеннале: огонь, фанера и Блудный сын в скульптуре

Сегодня проекты 58-й Венецианской биеннале посмотрели журналисты, арт-критики и кураторы, а для широкой публики биеннале откроется 11 мая. В этом году российский национальный павильон в садах Джардини курирует Государственный Эрмитаж, на двух его этажах показывают проект Lc.15:11-32 художника Александра Шишкина-Хокусая и режиссера Александра Сокурова: интерпретация знаменитых полотен художников Фламандской школы из эрмитажной коллекции, а также холста Рембрандта «Возвращение блудного сына». «Собака.ru» показывает, как выглядит экспозиция павильона и объясняет почему биеннале в этом году — важное событие для петербургской арт-сцены.

  • Павильон России в садах Джардини

Как устроена Венецианская биеннале и что происходит в Русском павильоне в этом году?

Венецианская биеннале — это международная выставка современного искусства, которая проходит каждые два года. Начало этой арт-практики положил мэр Венеции Риккардо Сельватико, открыв в 1895 году павильон Pro Arte в садах Джардини, тогда там показали художников из 16 стран. В Pro arte до сих пор показывают основной проект биеннале, каждый раз его курирует новый приглашенный специалист, который отбирает художников со всего мира. В этом году тема главной выставки — «Чтобы вам жить в эпоху перемен», но ни один российский автор в нее не попал. Кстати, сам куратор Ральф Ругофф осенью прилетит в Санкт-Петербург и прочитает лекцию в «Манеже» в рамках программы New Now. Кроме основного проекта в Венеции показывают проекты национальные — у 29 стран, включая США, Японию, Италию, Великобританию, Венгрию и Германию, есть собственные павильоны в садах Джардини. Российский был построен в 1914 году архитектором Алексеем Щусевым в неорусском стиле. Те страны, которым не досталось своего места в саду, устраивают выставки на других площадках Венеции. Но это еще не все. Во время биеннале небольшой город оказывается нашпигован арт-событиями разных форм, масштабов и художественной ценности — кажется, в каждом палаццо, церкви и музее проходит какое-то действо из параллельной программы.  

  • Фрагмент инсталляции Александра Сокурова в русском павильоне на Венецианской биеннале. Фото: Михаил Вильчук

  • Фрагмент инсталляции Александра Сокурова в русском павильоне на Венецианской биеннале. Фото: Михаил Вильчук

  • Фрагмент инсталляции Александра Сокурова в русском павильоне на Венецианской биеннале. Фото: Михаил Вильчук

Впервые за всю историю русского павильона в Венеции в этом году и комиссар, и куратор, и художники родом из Петербурга. Последний раз что-то похожее было 20 лет назад — в 1999 году проект Сергея Бугаева Африки курировала научный сотрудник Отдела новейших течений Русского музея Олеся Туркина. В 2011, 13 и 15 годах в павильоне Щусева показывали только соло-проекты художников так называемого московского концептуализма, а в прошлом году комиссар Семен Михайловский привез в Венецию Гришу Брускина, арт-группу Recycle, Дмитрия Курляндского и Сашу Пирогову.

Государственный Эрмитаж в качестве куратора на 58-й биеннале — событие в общем-то скандальное, ведь раньше институция в такой роли не выступала. Эрмитаж оказался не только куратором, но и темой экспозиции павильона — на двух его этажах современные авторы переосмысляют шедевры музейной коллекции.

На первом — работы художников Фламандской школы преобразует в фанерные инсталляции Александр Шишкин-Хокусай, прославившийся как сценограф спектаклей Андрея Могучего в БДТ. Фанерные человечки — его фирменный прием. Второй этаж отдали под мультимедийный проект Александра Сокурова, режиссера главного фильма об Эрмитаже «Русский ковчег», снятого одним дублем. Сокуров интерпретирует полотно «Возвращение блудного сына» Рембрандта, сочетая видео, скульптуру и звук. Комиссар павильона Семен Михайловский по совместительству трудится ректором петербургской Академии Художеств, поэтому превращать холст Рембрандта в изваяния режиссеру помогали недавние выпускники кафедры скульптуры Владимир Бродарский и Екатерина Пильникова.

Павильон России работает при поддержке ЦУМ Art Foundation.

«Собака.ru» узнала у петербургских арт-деятелей, которые сегодня посетили русский павильон, что там происходит.

  • Инсталляция «Фламандская школа» Александра Шишкина-Хокусая

  • Инсталляция «Фламандская школа» Александра Шишкина-Хокусая

  • Инсталляция «Фламандская школа» Александра Шишкина-Хокусая


Семен Михайловский

Комиссар русского павильона на Венецианской биеннале

О первых днях биеннале
В первые дни открытия биеннале в Джардини допущены только профессионалы: кураторы, музейщики, галеристы, арт-журналисты. Что они говорят о Русском павильоне в этом году? Я слышу, что обсуждают журналисты и кураторы, чувствую их реакцию — и мне кажется, она позитивная! Обойдешь все павильоны — везде какая-то слабость есть, какое-то провисание. А у нас все очень эмоционально, очень. И люди на это реагируют — и благодарны!
 

О задачах комиссара павильона
Первая задача: чтобы выставка смотрелась цельно, чтобы у нее было начало, основная часть и завершение. На втором этаже Александр Николаевич Сокуров озадачен вопросами, проблемами. Его постоянно что-то беспокоит, теребит: он ищет новые формы реализации. Ему недостаточно только кино, видео, ему надо, чтобы и скульптура была, и живопись была, и звук. И чтобы все это вместе воздействовало на зрителя. Он ищет новые формы самореализации. Человек, который попадает на второй этаж, в его инсталляцию, оказывается в каком-то ужасно напряженном пространстве. Зеркала все время движутся, фигуры отражаются, мозг едет. Вдруг рядом с «Блудным сыном» Рембрандта появляется «Христос в пустыне» Крамского — все это неожиданным образом оказывается связано.

  • Александр Шишкин-Хокусай

Александр Шишкин-Хокусай о своих фанерных человечках и инсталляции Сокурова

Я был в Сеуле, мне позвонил Семен Михайловский и предложил делать русский павильон, аргументировал тем, что это будет интересным приключением — будет что рассказать детям. Заказа как такового не было, кроме того что тема — Эрмитаж, на этом весь заказ заканчивался. Это не персональная выставка, конечно, я работаю в некоем коридоре взаимодействия с большой институцией, для меня это привычно, так как я давно сотрудничаю с БДТ. Из опыта создания сценографии для спектаклей и взялись мои фанерные фигурки. Когда делаешь эскизы или макет, то вставляешь персонажей, они замершие как правило — они задают масштаб, становятся своеобразными модулями. Сначала я рисовал неких персонажей, которые уже потом мизансценировались на уровне рисунка, как в раскадровке для кино. Для этого нужно создать определенную архитектуру или декорации. С этой привычкой я пошел дальше в современное искусство. Какие эмоции вызывает инсталляция Сокурова? Когда я понял, что я буду работать в одном проекте  с Сокуровым, я испытал художественный оргазм, потому что к нему, как к фигуре я отношусь очень серьезно и много смотрел с 90-х годов. Поэтому уже из уважения к Александру Николаевичу, я принимаю все, что он делает, хотя понимаю, что всякие инсталляции — это не совсем его территория.


Антон Горланов

дизайнер экспозиции русского павильона:

«Шишкин прекрасен тем, что это не просто арт, а арт и крафт. Ироничная работа, но наполненная смыслами - это редкость. А Сокуров дорог всем нам тем, что ставит серьезные и важные вопросы. Взрослые художники в последнее время несколько заигрались в детей и их работы кажутся больше комментами, чем высказываниями. Инсталляция Сокурова на общем фоне инфантильного творчества выглядит убедительно. В том числе и поэтому павильон России совершенно точно войдёт в пятёрку лучших. Мы работали долго и трудно, но все в итоге получилось!».


Борис Пиотровский

Издатель, владелец издательства «Арка»

Как начиналось планирование русского павильона? Идея привлечь Эрмитаж и Михаила Борисовича Пиотровского принадлежит Семену Михайловскому, в середине прошлого года было потрачено достаточно много времени, чтобы уговорить Михаила Борисовича быть куратором. Он выставил условие, на котором он согласен участвовать в этом проекте: Эрмитаж должен стать куратором. То есть это такая первая беспрецедентная акция, что институция является куратором выставки, многие ее не принимали. Тем не менее, условие было выполнено и Эрмитаж создал павильон. Самой главной идеей было привлечь Александра Николаевича Сокурова и когда он согласился в этом участвовать, то стало понятно — все получится. Доедет ли до нас каталог павильона и будет ли он продаваться в Эрмитаже?  Я думаю, что да. Вопрос: сколько он будет продаваться в музее, так что спешите покупать. Есть желание показать экспозицию павильона в Петербурге, в принципе есть планы, которые пока точно не сформулированы, но совершенно ясно, что это случится, а где и в каком масштабе пока непонятно.


Экспозицию русского павильона биеннале этого года покажут в Петербурге, но пока непонятно где и в каком масштабе

Андрей Шелютто

Художник и дизайнер

Я видел все выставки основного проекта Венецианской биеннале с 1993 года и та, что показана в этом году похожа на выставки середины 90-х, потому что в ней есть даже не актуальность, а своевременность. Очень многие павильоны, я думаю, последовали кураторской концепции «Чтоб вам жить в эпоху перемен». Эти времена очень во многих павильонах отражены. А если говорить про русский павильон, то знаете, есть такое важное качество: когда смотришь и понимаешь — он такой, как надо.


Павел Пригара

Директор ЦВЗ «Манеж»

Первые сильные впечатления у меня от прекрасной архитектуры павильона, каждый раз любуюсь изяществом. Что касается выставки, то я вижу некое противоречие двух отдельных высказываний, я не объединил их еще в своей голове. Я наблюдал за процессом создания этого проекта и знаю о тех вариантах, которые обсуждались в процессе работы, но мне все равно не удается объединить эти две части как единое целое, хотя каждое из этих высказываний по-своему сильное. Я вижу попытку смешать старую и новую мораль, попытку с помощью старых имен, старых художников интерпретировать какую-то новую мораль,  некие моральные установки. Очевидно, что у Сокурова в основе лежит драматический сюжет, у Шишкина-Хокусая скорее игра с образами, с фантазиями, с подсознанием. Может быть именно поэтому у меня не получается такая целостность. Я все-таки вижу в этом два отдельных проекта.

Павильон России работает при поддержке ЦУМ Art Foundation.

Александра Генералова,
Комментарии

Наши проекты