Игорь Суханов — бизнесмен, который основал выставочное пространство «ДК Громов»

Бизнесмен основал выставочное пространство ДК «Громов» и клуб коллекционеров — несерьезную организацию любителей современного искусства.

  • Куртка, футболка и брюки Andrea Campagna Private, кеды Lanvin (все — ДЛТ)

    Петр Дьяков, Александр Цикаришвили. Без названия. 2018 год. Петр Швецов. Без названия. 2016 год. Анатолий Заславский. «Полина в красных чулках», 2014 год. Петр Дьяков. «Гусь». 2015 год. Максим Кантор. «Морские волны»

С чего начинается коллекция? Каким образом количество переходит в качество?

Я бы назвал то, чем занимаюсь, безответственным собирательством. Коллекция — это система, претензия на репрезентативность подборки. Я же просто покупаю то, что мне нравится. Правда, коллекция в ее классическом понимании у меня все-таки есть: за несколько лет я собрал по музеям мира значительную коллекцию репродукций мировых шедевров — их у меня тысячи три. Сейчас я прихожу в любой музей — мне нечего купить, у меня есть все! Когда появился деловой центр «Громов», я наконец понял, где эти репродукции экспонировать. Все развешено по этажам c музейной серьезностью: по школам, по стилям, по хронологии, все с этикетками. Для меня это и культуртрегерский проект, и просто альбом на память: идешь по коридору и думаешь: «Давно я не был в Прадо и не видел Веласкеса!» И прямиком к «Менинам»!

И как же в эту канву вписалось современное искусство, а не старые мастера?

Я не столь богат, как хотелось бы. (Смеется.) На вопрос: «Почему ты собираешь современное искусство?» — наш друг, коллекционер Денис Химиляйне, отвечает: «Потому что могу!» Так и я — старое не собираю, потому что не могу. Ныне действующие художники как минимум доступны по цене. Мне не хочется догонять большие коллекции, которые собирались еще в те времена, когда работы можно было покупать за адекватные суммы. А собирать искусство молодых художников интересно еще и потому, что ты с ними взаимодействуешь и иногда даже являешься соучастником творческого процесса. Мы часто просим работы на заданную тему под планирующуюся выставку — и получаем совершенно новые вещи. Меня привлекает то, что этот процесс очень живой!

Ваше выставочное пространство ДК «Громов» появилось как результат того самого безответственного собирательства?

Да! У меня все, что связано с искусством, пляшет от пространства. Мне искусство нужно именно в пространстве! Любое произведение я безотчетно примеряю: если я не готов его куда-то повесить или поставить, то оно мне и ни к чему. Потом я все равно все двигаю-ротирую по помещениям, но изначально это и есть импульс. Когда в моей квартире работ стало больше, чем места для жизни, когда картины стали штабелями складываться в стопочку у стены, то вспомнилось, что в моем деловом центре «Громов» пустует целый пентхаус. Я решил, что покрашу там стены в белый, вобью в них гвозди и эвакуирую из дома излишки. К тому моменту я уже как-то пророс в искусствоведческой творческой среде, и все хором сказали: «Надо делать музей, надо делать арт-пространство!» И теперь ДК «Громов» состоит из двух частей: в первой время от времени экспонируется моя коллекция, вторая отведена кураторским проектам. Хочу подчеркнуть, что мы не коммерческая галерея, хотя я сам нередко приобретаю понравившиеся работы с наших временных выставок.

То есть, если я, влюбившись в работу Максима Кантора, которая тут у вас висит, предложу вам дикие тысячи, не продадите?!

Я вам так скажу, скорее всего, я подумаю: «О, если ее хотят купить, значит, это хорошая вещь. Оставлю-ка я ее лучше себе».

  • Ольга Тобрелутс. Эскиз занавеса «Модернизация Валгаллы» к постановке «Время последней битвы Рагнарека в Валгалле». к 2010–2017 годы

А вы выделяете для себя кого-то из художников или какие-то из периодов?

Внучка у бабушки спрашивает: «Бабушка, была ли у тебя в жизни одна самая большая любовь?» — «Конечно, была! Моряки!» Так и у меня: я постоянно узнаю новых для себя художников, увлекаюсь ими, хожу к ним на выставки и в мастерские, приобретаю работы — старые и новые. Это взаимодействие, общение, дружба. Они развиваются — ты развиваешься вместе с ними. Таких увлечений у меня десятки, они длятся годами, и нет смысла выделять имена. Хотя вот, пожалуйста, открыл ваш мартовский номер, в нем статья про Асю Маракулину — у меня почти тридцать ее работ. Период очерчен последним полувеком — начиная с художников газаневских выставок, школ Сидлина и Стерлигова, круга Кондратьева. В последнее время стала интересна художественная активность 1990-х : «Новая академия», рейв-движение — в моем собрании есть место многому из послевоенного ленинградского авангарда и андеграунда.

Вы могли бы собирать автомобили или яхты, крокодиловые ботинки или бриллиантовые запонки. Почему искусство?

Те предметы, которые вы перечислили, со всей их высокой художественностью и качеством, сделаны на продажу. А предметы искусства, которые собрались у меня, выполнены художниками вдохновенно и по любви, без начальной установки создать продаваемый продукт. И даже в самом распрекрасном ботинке не удастся найти больше смысла, чем его утилитарное предназначение. А в картине — бесконечность смыслов и энергии. Пропаганда коллекционирования искусства — это перспективная тема. Рынок искусства в нашей стране скуден, рынок предметов люкса на порядки больше. Есть замечательные люди, коллекционирующие яхты, автомобили и прочие турбийоны и биркины. Вот бы им как-то в корректной форме подсказать, что покупать актуальное искусство — это круто, модно и статусно.

Случалось ли на аукционах схлестнуться за художника?

Нет, ведь мой главный принцип — несерьезное собирательство. Я редко участвую в аукционах. Но, когда в ДК «Громов» проходил благотворительный аукцион, мне для поднятия духа и выручки пришлось многое купить, подняв цены. Обычно нет надобности ввязываться в борьбу, поскольку коллекционеры склонны договариваться и не повышать. Хорошего искусства много — всем хватит. Более того, мы придумали клуб коллекционеров. Это безответственная организация: без членских взносов и манифестов. Просто сообщество людей, которые коллекционируют и совместно экспонируют современное искусство.

С какого количества работ вы принимаете в клуб?

Поскольку это организация безответственная, скорее, это вопрос к человеку: считаешь ли ты себя коллекционером? Пересчитывать никто не будет.

Вы обращаетесь в галереи за консультациями или работами?

Мы все дружим: коллекционеры, галеристы, арт-дилеры, искусствоведы. Но в собирательстве, даже безответственном, есть азарт — приобрести хорошую работу приятным, интересным и недорогим способом. Приобретать у художника без посредников или приходить на ярмарки искусства к открытию — и охотиться! Азарт — одна из главных радостей собирательства.

фото: Лиза Трояновская
стиль: Эльмира Тулебаева
ассистент стилиста: Александра Дедюлина
визаж и прическа: Алена кондратьева

Комментарии (0)
Автор: andrey
Опубликовано:
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также