Семен Михайловский – Покрасу Лампасу: «Петербург может прожить и без современного искусства»

4 февраля в рамках премии «Петербург будущего» журнала «Собака.ru» в ЦВЗ «Манеж» прошел паблик-ток самого известного каллиграфа страны Покраса Лампаса и ректора Академии художеств, комиссара павильона России на Венецианской биеннале Семена Михайловского на тему «Как встроить современное искусство в Петербург и как встроить Петербург в современное искусство». Мы записали самые интересные цитаты.

О сочетании современного и академического искусства

Семен Михайловский: Я считаю, что одно не противоречит другому, нельзя сказать: вот этот человек академический, а этот современный. Люди могут свободно перемещаться из одной темы в другую, из одного сюжета в другой.

Когда мы делали выставку «Христос в темнице», то хотели, чтобы она была чувственной, чтобы в ней были переживания. И нам понадобились более современные, понятные инструменты. Но не было так: «Давай сделаем выставку просто современной!» Когда люди выпячивают современность, они либо очень старые и им хочется быть молодыми, либо они хотят дистанцироваться от классического, устоявшегося и быть продвинутыми. Но любое соединение должно быть естественно и происходить по согласию сторон.

О художественном образовании

Покрас Лампас: Сейчас парадигма поменялась, у нашего поколения есть гораздо больше инструментов, чтобы получать знания, практиковаться, работать и делать высказывания. Я учился на рекламщика и черпал знания из этой отрасли. Я понял, что в карьере художника важно понимать, какие новые инструменты попадают в твои руки. И в этом случае реклама, наверное, обогнала академические знания с точки зрения подготовки.

Семен Михайловский: У нас в Академии художеств тоже есть инструменты: кисточки, карандаши, циркули, линейки, компьютеры, они очень помогают художникам. Что касается продвижения – мы этим не увлекаемся. Это бы заняло очень много времени, и мы плохо представляем, что здесь нужно, я не понимаю, что значит продвигать.

Я не сторонник революции в системе образования. В Академии необходимо людям создать обстановку, атмосферу и чуть-чуть внедрять одно, второе, третье. Здесь нельзя совершать резкие необдуманные действия. Если ты талантливый человек, ты просуществуешь в любой системе. Если ты рассоришься со всеми, что ты в конце получишь? 

Покрас Лампас: Когда я учился на рекламе, я ушел с последнего курса, когда понял, что мне быстрее развиваться самому. Все, что связано с новыми медиа и новой средой интернета – это скорее про то, как ты мыслишь, как коммуницируешь, как взаимодействуешь. И этому не всегда нужно у кого-то учиться. Система образования отстает от трендов, даже те функции, которыми мы пользуемся, появляются так быстро, что традиционная среда не успевает к ним приспосабливаться.

О том, как сейчас стать художником

Покрас Лампас: Когда я решил стать художником, что я начал делать в первую очередь? Я увидел, что та часть искусства, которой я интересовался – граффити, пост-граффити, стрит-арт – в России очень медленно развивается. И я стал ездить в Европу и отсматривать, как там художники взаимодействуют с галереями, как выставки рекламируются в печатных и интернет-медиа, как выстраивается ценовая политика и под влиянием чего она меняется. На основе этих данных я принимал взвешенные решения: как я буду продавать свои работы, как буду действовать.

Семен Михайловский: Да, все абсолютно правильно. Мы шли сюда, я думал, что я буду прагматиком, все буду бубнить, а собеседник будет романтиком. А тут я сижу как ученик на уроке.

Покрас Лампас: Сейчас очень многое завязано на том, как художник себя презентует. Если говорить попросту, первое – это площадка, на которой ты о себе говоришь, а сегодня это Instagram, его просматривают все галеристы мира. Если ты там публикуешь сильные работы с хорошей техникой, они это узнают и запросят твой каталог. Также важны публикации в медиа – я делал публичные проекты, благодаря которым меня замечали. 

Галерист Opera, с которой я заключил контракт, сказал, что следил за мной в Instagram с 2013 года – у меня тогда еще вообще ничего не было. Ему понравились мои проекты, он подписался с полу-анонимного аккаунта.

О новых инструментах в искусстве

Покрас Лампас: С новыми поколениями приходит новые инструменты. Сейчас есть новая среда, в которой можно очень круто высказаться. Поэтому сейчас даже уличные проекты завязаны на том, как медиа это подхватят. Бэнкси взлетел на этом – не потому что он сделал что-то невероятное, а потому что его работы срезонировали. Недавно продали полотно, написанное нейросетью, за 400 000. Это живописный портрет, написанный искусственным интеллектом. И там уже началась война: кто придумал этот код, из каких источников он взят.

Семен Михайловский: Для меня вершиной всегда были Бельгийцы в Антверпене, где до сих пор рисуют от руки, я приходил к ним – они занимаются тканями, изучают национальный костюм. В Антверпене очень традиционная школа. У них были возможности, связанные с текстильной промышленностью, но они работают по-старому.

О консервативности петербургской Академии

Семен Михайловский: К нам приезжают изучать ремесло, мы это сохраняем и этим отличаемся от других. Хотя есть Флорентийская, Американская академии – они даже более последовательно классические, чем мы, потому что у нас были 1980-е годы модернизма. Я считаю, что каждая академия должна иметь свое лицо. 

О коммерциализации искусства

Покрас Лампас: Любой художник зависит от денег. Конечно, можно и просто делать прекрасные фигурки, но если мы хотим говорить об успешном художнике, который делает что-то сам, то здесь два варианта: либо тебе кто-то сверху дает деньги, либо ты их зарабатываешь. Если ты хочешь что-то сказать, нужно сделать так, чтобы твой голос имел вес, потому что приходят за тобой, а не за твоими руками. Ты же не ремесленник, ты творец. При этом коммерческая история – это история про широкую аудиторию, таким образом мы можем говорить про важные вещи.

Семен Михайловский: Мы гоняемся за широкой аудиторией, в мне кажется, что не нужно к ней стремиться, нужно стараться найти понимание и говорить с человеком, который заинтересован, придти к тихой речи. Самые великие вещи говорятся шепотом. Широкая аудитория – это инфекция.

О бренде Петербурга

Покрас Лампас: Не надо бояться широкой аудитории. Когда мы говорим о звездах в искусстве, например, Малевиче, мы говорим о туристическом облике страны и города. Громкие выставки нужны, чтобы Петербург функционировал, музеи развивались и аудитория росла.

При этом, если мы инвестируем только в зарубежных звезд, привозя их работы к нам, это гораздо хуже для истории нашего искусство, потому что нам нужно растить своих художников, вкладываться в них. Чтобы их потом везли на Запад – это успешная стратегия для всех: и для художника, и для страны, и для куратора.

Семен Михайловский: Петербург – это город-музей, здесь старое искусство. Я люблю все эти классические вещи. Но я не вижу здесь конфликта – у нас может появиться какое-то современное искусство.

Но Петербург может прожить и без него, он такой благополучный, что все проекты здесь застопорились. Новая сцена Мариинского театра, башня «Газпрома» – все эти попытки коллабораций ничего не дали. Должны быть обстоятельства, а их сейчас в Петербурге нет – слабые галереи, нет коллекционеров. Но из-за этого не нужно переживать. Нет и нет. Зато снежок идет, набережные красивые. Замечательный город.

Покрас Лампас: Я в Петербург переехал, потому что здесь никто не переживает. Мне он по настроению очень нравится, но выходит такая тенденция, что здесь я пишу полотна, и они уезжают за границу. У меня нет полотен в Петербурге вообще. Я считаю, что это надо поменять. Когда мы строим комьюнити, мы должны в него вкладывать важные для нас ценности. Хочется не просто брать, но и отдавать. У Петербурга огромный потенциал, здесь много талантливых дизайнеров, художников. Пусть в контексте огромного исторического пласта наш вклад будет небольшим, но все же стоит озвучить, что мы хотим влиять на город. 


Покрас Лампас: «Найти себя можно, только если себя сломать»

Почему в Петербурге нет музея современного искусства

Семен Михайловский: Есть сильное сопротивление, сквозь тернии все доходит до нас, невероятными усилиями. Не было возможности, не сложились обстоятельства. Зато есть «Манеж», где люди могут реализовать свой проект. Есть «Музей современного петербургского искусства». Вопрос не в месте, а в том, чем его наполнять. Музей современного искусства создается огромными усилиями, для этого нужна невероятная синергия и амбиции.

Покрас Лампас: Я согласен с Семеном Ильичом, наполнять пока действительно нечем. Я говорю о точечных инструментах, которые помогут молодым художникам вырасти и дадут им возможность создавать полотна. Нет смысла создавать музей, просто чтобы он был. У нас есть сильные музеи с именами, которые берут на себя поток людей, интересующихся искусством. Просто куда-то рядом, вокруг можно встраивать площадки и экспериментировать. Опять же «Манеж» – идеальный пример того, как это развивается. И тут важный момент: я бы не недооценивал важность молодого современного искусства – потом оно станет не хуже, чем классика. Важно это растить, поддерживать.

Семен Михайловский: Я согласен, в городе много талантливых людей. Надо обратить на них внимание и как-то поддержать. В этом отчасти моя миссия – в меру своих возможностей их показываем в Венеции или «Манеже».

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также