В Эрмитаже покажут Рембрандта, Вермеера и Фабрициуса из частной коллекции миллиардеров Нью-Йорка

В Эрмитаже с 5 сентября по 13 января Рембрандт, Вермеер и Фабрициус из удивительной Лейденской коллекции Капланов. История этих миллиардеров из Нью-Йорка — это вам не «Щегол» Донны Тартт, а американская мечта. «Собака.ru» рассказывает о самом большом частном собрании голландцев «золотого» XVII века и ее главных шедеврах. 

  • Рембрандт Харменс ван Рейн. «Минерва». 1635 год

  • Ян Вермеер Делфтский "Девушка за вёрджинелом", около 1670–1672

  • Франс ван Мирис Старший "Дама с попугаем", 1663 г.

Сенсация — Вермеер у частников!

Дюжина Рембрандтов, один Вермеер из всего тридцати шести, известных миру, и единственный Фабрициус вне музейных стен — всего более 250 работ! Долгое время в среде искусствоведов ходили слухи, что на самом деле крупнейшая частная коллекция голландского искусства не существует вовсе, — ведь за исключением очень узкого круга лиц никто не видел ее целиком. Лейденское собрание (названное в честь родного города Рембрандта, наиболее ценного его фигуранта) не известные никому коллекционеры впервые показали миру лишь в прошлом году — на выставке в Лувре. Так произошел каминг-аут и Капланов, и их «подопечных» — и это была сенсация. Затем выставка побывала в Пекине и Шанхае. А продолжилось мировое турне в России — сначала в московском Пушкинском музее, а теперь и в Эрмитаже. Конечно, приедет не все, но и трети картин и рисунков достаточно, чтобы назвать событие грандиозным.

  • Ян Ливенс. «Мальчик в плаще и тюрбане» (портрет принца Руперта Пфальцского). 1631 год

  • Леонардо да Винчи "Голова медведя", около 1485 г.

  • Питер Корнелис ван Слингеланд, Завтрак молодого человека, Голландия, вторая половина XVII в

  • Франс Янс ван Мирис Старший, Разбитое яйцо, Голландия, вторая половина XVII в.

Кто такие Капланы?

Инвестиционный банкир и специалист по финансовому консалтингу, миллиардер Томас Каплан начал собирать голландскую живопись и графику «золотого» XVII века в 2003 году с подачи жены, внучки эмигрантов из России Дафны Реканати-Каплан (приобретавшей до этого мебель европейских модернистов), и тещи — Миры Реканати, урожденной Летичевской. Коллекционирование старых мастеров — уникальное занятие для современных ценителей прекрасного, почти поголовно предпочитающих авангард XX века и контемпорари. Ведь произведения old masters сосредоточены либо в крупнейших государственных музеях, либо принадлежат редким уцелевшим аристократическим фамилиям или семействам из категории «старых денег».

Однако супруги развернули в закрытом для посторонних сегменте арт-рынка бешеную активность. Томас Каплан вспоминает: «Для нас не было ничего необычного в том, чтобы взять на заметку и сразу же купить несколько картин за один день. Неудивительно, что мы с Дафной получили прозаическое прозвище „пылесосы“: оно отражало тот опустошительный эффект, который мы производили. На протяжении первых пяти лет мы покупали в среднем одну картину в неделю. Благодаря такому темпу Лейденская коллекция очень скоро стала вровень с некоторыми из тех собраний, которые Екатерина II скупала, задавшись целью в пределах своих владений построить нечто равноценное Лувру».

  • Герард (Геррит) Доу, Торговка сельдями, Голландия,1670-1675 гг

  • Герард (Геррит) Доу, Купальщик, Голландия, около 1660-1665 гг.

  • Якоб Врел, Старушка у камина Голландия, около 1655 г.

Что покажут в Эрмитаже?

Ядро коллекции — два рисунка и двенадцать картин Рембрандта Харменса ван Рейна, которым Томас Каплан, по его признанию, буквально «одержим». И это крупнейшее частное собрание лейденского гения в мире! Они и прибыли в Россию, кроме рисунка «Сидящий мужчина» 1647 года. Маленькие, написанные маслом на дереве, из серии аллегорий чувств: «Извлечение камня глупости (Аллегория осязания)», «Три музыканта (Аллегория слуха)» и недавняя находка — «Пациент, упавший в обморок (Аллегория обоняния)». Амстердамский, зрелый период рембрандтовского творчества, представлен «Портретом мужчины в красном дублете», «Девушкой в расшитой золотом накидке», трогательнейшим «Автопортретом с затененными глазами», а также знаменитым полотном «Минерва», на котором римская богиня мудрости и войны выглядит как европейская августейшая особа — моделью была жена мастера, 23-летняя Саския.

Привезли в Эрмитаж и картины современников и соотечественников Рембрандта, представителей «тонкой живописи»: его учителя Питера Ластмана (довольно зловещий ванитас «Давид и Урия»), друга и коллеги Яна Ливенса, с которым он делил в Лейдене одну мастерскую, — в числе четырех представленных работ будут и удивительный автопортрет, на котором Ливенс — длинноволосый богемный юноша, и портрет принца Пфальцского, подростка в плаще и тюрбане. Не обойдется без картин Геррита Дау, одного из первых и самых известных учеников мастера, а также Франса ван Мириса Старшего, Герарда Терборха, Габриэла Метсю и знаменитого харлемского портретиста Франса Халса, запечатлевавшего купцов, прелатов и военных.

  • Карел Фабрициус. "Явление ангела Агари". Ок. 1645 года

  • Герард (Геррит) Доу, Старик рассматривающий глобус (Гераклит ?), Голландия, около 1628 г.

  • Адриан ван дер Верф, Сарра вводит Агарь к Аврааму, Голландия, 1696 г.

Две особенные драгоценности выставки — «Девушка за верджинелом» Яна Вермеера и «Явление ангела Агари» Карела Фабрициуса. Небольшая картина Вермеера с девой, играющей на английской разновидности клавесина, — одна из тридцати шести известных сегодня в мире работ тончайшего меланхоличного художника из города Делфта. Это позднее полотно, как предполагают вермеероведы, написано на холсте из того же рулона, что и великая «Кружевница», гордость собрания Лувра. Вторая редкость — «Явление ангела Агари», поразительная по цветам и игре светотени картина Карела Фабрициуса, от которого до нас дошли и вовсе шестнадцать работ. Проживший всего чуть более 30 лет лучший воспитанник Рембрандта стал интересен широкой публике после выхода романа Донны Тартт «Щегол», в котором действие крутится вокруг то ли неизвестного его холста, то ли искусной фальшивки.

Также в коллекции — не имеющий отношения ни к Голландии, ни к первому буржуазному XVII веку рисунок Леонардо да Винчи «Голова медведя». Если использовать термин Ролана Барта, «пунктум» (неожиданный эмоциональный укол и децентрирующая деталь) пиршества североевропейской живописи, которое разразится в эрмитажных залах. А для супругов Каплан маленький, наскоро сделанный шедевр Леонардо — символ вечного, всегда продолжающегося поиска завораживающей, пугающей, никогда не тускнеющей красоты.

Фото: архивы пресс-служб

Текст: Артем Лангенбург

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также

Новости партнеров