«Быть собой»: скандальный фотопроект об ЛГБТ-подростках

В Москве дважды срывалось открытие выставки проекта петербургского фотографа Маши Гельман и Дмитрия Роя о тинейджерах с нетрадиционной ориентацией: бисексексуальностью и гомосексуальностью. На «Быть собой. Истории ЛГБТ-подростков» давили то власти, то православные активисты. Поэтому истории о том, насколько сложно признаться себе, родителям и обществу в том, что ты отличаешься, мы публикуем на страницах сайта «Собака.ru».

Маша Гельман, автор фотопроекта  «Быть собой. Истории ЛГБТ-подростков»

Я занималась фотопроектом «Быть собой. Истории ЛГБТ-подростков» чуть больше месяца, съемки были каждую неделю. Это был напряженный месяц. Героев искали разными путями, в основном методом «снежного кома», когда один сообщил второму, второй сказал третьему и так далее. 

Полиция сорвала дважды выставку проекта в Москве, не дав ей даже начаться. Первая галерея на Тверской «Пунктум» за день до открытия отказалась от всех договоренностей под давлением властей, а в галерею «red square» на Электрозаводе полицейские стали ходить за два дня до открытия выставки и давить на руководителей. В итоге мы остались без места и очевидно, что новые попытки найти какое-нибудь другое выставочное пространство закончились бы похожим сценарием. Если галерея не идет к нам, то было решено сделать свою галерею в публичном пространстве. Так, 13 июня состоялась уличная выставка на Гоголевском бульваре в центре Москвы. Фотографии и истории подростков висели на специальных стендах около 4 часов, пока не приехал «православный активист» на роликах, с ужасом вызвав полицию, которая забрала все фотографии.

Наш фотопроект — попытка вынести эти истории из виртуального пространства с помощью фотографии. Для этого проводилась фотовыставка, чтобы в реальном времени обсудить увиденные истории и тем самым начать общественную дискуссию. Она только усилилась при перенесении выставки на бульвар. Это было политическое высказывание. Прохожие живо реагировали, читали и фотографировались. Некоторые благодарили за интересный проект. Такая реакция окружающих действительно порадовала.

В России высокий уровень гомофобии, но она не «свалилась с неба». Власти и РПЦ постоянно пропагандируют травлю по разным признакам, будь то ориентация, пол или национальность. По телевизору показывают передачи, где геев обвиняют в растлении детей и падении духовных скреп в России. А тем временем власти урезают расходы на образование, медицину и другие социальные сферы. Действительно удобная тактика для отвлечения внимания от политического курса правительства. Геи, мигранты, женщины виноваты, но якобы не мы.

Изначально выставка планировалась к 1 июня (День защиты детей), чтобы показать лицемерную политику властей. Они говорят о защите детей, но по факту её не существует. С одной стороны происходят масштабные урезания расходов на социалку (закрытие детских садов, сокращение различных льгот), с другой стороны большой части детей (ЛГБТ) для них вовсе не существует. После принятого закона в 2013 году «О запрете пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних» стали запрещены горячие линии помощи ЛГБТ-подросткам, помощь психологов и любая общественная дискуссия о проблемах гомосексуалов. Мы хотели дать возможность самим «невидимым» подросткам рассказать о своих проблемах, желаниях, мечтах и показать всем.

Фотопроект будет продолжаться и заговорит новыми голосами. Проблема существует, и замалчивать ее не получится. Для этого и нужны различные просветительские мероприятия и акции, чтобы показать простым людям, кому и в каких целях выгодна гомофобная политика».


 

«Быть собой. Истории ЛГБТ-подростков»

 

НАСТЯ, 14 ЛЕТ, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Меня часто называют глупой, шлюхой или вообще «девочка, идущая против природы».

На сегодняшний день все хорошо, так как я гуляю в компании и с гетеро вообще не контактирую.

Мечтаю, что когда-нибудь все мы сможем рассказать о своей ориентации, и никто не будет нас за это судить».


 

 

МАТВЕЙ, 14 ЛЕТ, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Мама сказала, что примет меня любым и что любит меня. Но где-то через 2 недели прошерстила всю мою комнату в качестве «уборки», а найдя листовки со дня молчания — выкинула, порвав их перед этим.

Некоторые приняли меня таким, какой я есть. Другие до сих пор пытаются меня поменять и не понимают что я — это просто я, тот же самый парень.

Есть люди, которые меня поддерживают и любят, за что я им благодарен. Мечтаю, чтобы все были равны между собой и чтобы никто никого не дискриминировал».


 

 

АНТОН ТЁМНЫЙ, 16 ЛЕТ, МОСКВА

В один прекрасный день я рассказал «друзьям» о своей ориентации. Меня побили и сказали что я — ошибка этого мира. Я замкнулся в себе, и в то лето я ни разу не вышел из дома. В первый месяц я просто резал свои руки. Заживало — снова резал. Пока на них не осталось живого места. 

Своей подруги детства я лишился, так как она по нелепой ошибке судьбы умерла. Понял, что я более не хочу жить без неё... Я раздобыл таблетки, алкоголь и умер ровно на 7 минут. Проснулся в реанимации.
 
Мои родители никак не могут принять то, что я не натурал. Мне наплевать, я понимаю, что это не столь важно, главное — оставаться самим собой».

 

 

ГАЛИНА, 17 ЛЕТ, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

У меня много друзей и приятелей, которые готовы встать за меня горой и даже пойти со мной на ЛГБТ-митинг, зная, какая общественная реакция их может ожидать.

Однако два года назад произошло событие, которое дало мне ясно понять: не все так безоблачно. Мой каминг-аут перерос в аутинг. В течение примерно получаса в присутствии учителя мне пришлось выслушать ряд оскорбительных высказываний в свой адрес».


 

 

КИТ, 17 ЛЕТ, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

В семье довольно патриархальных взглядов в то, что я гей — просто не поверили. Вот так мы и зависли в положении мирного нейтралитета: никто не начинает об этом разговор, все молчат и делают вид, что ничего не происходит. 

С учителями сложнее — они в большинстве своем закалены огнем красной революции и убеждать их в чем либо я не берусь и не собираюсь — не их дело, в конечном итоге. Не раз слышал что-то вроде: «Вот ты не мужчина» или «Я знаю, что предмет ты знаешь, но как человек ты мне не нравишься».

Каким трогательным было то время, когда ты был просто малышом, когда мир был такой добрый, сказочный и каждый день встречал тебя бурей новых эмоций и открытий; когда не было в нашей жизни ненависти. Увы, все меняется — мы растем, и все сложнее становится сопротивляться стене непонимания и слепой Би/Гомо/Транс-фобии».


 

 

ЕВА ПЬЕРОВА-ЛЕНСКАЯ, 18 ЛЕТ, МОСКВА

Встреча лицом к лицу с обществом, которое не то что не признает меня, но и старательно пытается сделать вид, что меня вообще не существует, поражает.

Я просто мечтаю быть собой, ничего не скрывая и ничего не опасаясь, в стране, которую я люблю.

Когда мне было 13 лет, я влюбилась. В то время я не задумываясь о поле и возрасте человека, для меня это никогда не имело значения».


 

 

СОФЬЯ, 17 ЛЕТ, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Замечала, что папа подозревает — иногда он странно шутил, задавал наводящие вопросы, но меня мало что выдает. Как-то попросил посмотреть мою страницу ВКонтакте — как же я испугалась! Заставила подругу зайти и все поудалять».

Папа начал заливать про парней, которых я якобы водила бы к нему домой. И, не в силах это слушать, я коротко отрезала: «Парни меня не интересуют». И выдала историю своей на тот момент влюбленности в одну замечательную девушку. Папа замолк. Вы не представляете, как надолго затянулось молчание с его стороны. Все перебила его жена, начав говорить, что чувства это прекрасно, какими бы они не были. Мы ехали и молчали. Выйдя из машины, папа подошел, обнял меня и сказал только одно: «Ты моя дочь и я буду любить тебя всегда, несмотря не на что», а я расплакалась». 

Мне невероятно повезло с родителями. Очень жаль, что не все дети с нетрадиционной сексуальной ориентацией могут этим похвастаться. Эти люди понимают и уважают меня, ценят и любят. И огромное им спасибо за это. После мы с папой говорили на эту тему лишь раз, он на самом деле еще постоянно говорит про то, каким должен быть мой муж, и все в этом роде, но я считаю, это нормально.

Как-то раз моя девушка забирала меня с учебы и при встрече мы поцеловались. Некие барышни это увидели, и на следующий день, прямо во время урока прозвучал заветный вопрос — ну а мне нечего скрывать, я не боюсь этого и не стесняюсь. Все стали бурно это обсуждать, говорить глупости, обвинять меня. А я сказала только одно: «Пока я вас не трогаю, это вас не касается».


 

 

АКИМ, 15 ЛЕТ, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Понял, что меня привлекают мальчики еще в детстве, года в 3-4. Я этого не боялся и считал это нормальным. Потом я понял, что это не очень хорошо, и перестал общаться с мальчиками — чтобы они не заметили, что я не просто так с ними общаюсь.

Камин-аута не было: знакомая рассказала всей школе о моей ориентации. Реакция окружающих была негативная, ситуация на сегодня не изменилась».

 

 

ЭЛЯ, 17 ЛЕТ, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Камин-аут был. Не совсем добровольный, скорее вынужденный, но никакого фурора в отношениях с близкими людьми он не произвел. Все отнеслись спокойно, немного иронично».

В стране гомофобия. Хотя дело меняется. В Петербурге, по крайней мере. Я и тогда, в 2013 году, не боялась идти под радужными флагами. А теперь еще проще — полиция не в автозаки затаскивает, а идет и охраняет колонну от нападок верующих, казаков, и прочих сомнительных личностей».

Фото: Мария Гельман, Дмитрий Рой


  • Автор: Лена
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (1)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

  • Tatiana Malysheva 20 июля, 2015
    фото отлично отражают материал, художественные и точные

Читайте также