7 самых скандальных акций художников

  • Александр Бренер

    Самый свирепый и отмороженный представитель героического московского акционизма 1990-х прославился шокирующими и лаконичными перформансами в городском пространстве, которые били в самые болезненные точки общественной жизни. Одним из важных элементов его работ была акцентированная телесность. Например, одна из наиболее сильных бренеровских акций — когда он морозным февральским днем, в разгар первой чеченской войны, в одних трусах боксировал с воздухом на Васильевском спуске, вопя в сторону Кремля: «Ельцин, выходи! Выходи, подлый трус!». Обращение к сексу и вообще телесному низу в бренеровском искусстве всегда носило двойственный характер демонстрации необузданной витальной силы и, вместе с тем, антисистемного, трансгрессивного действия: тут можно вспомнить и публичный половой акт с Еленой Бренер у подножия памятника Пушкину, буквально в мартовском снегу; минет ассистенту во время мирного философского семинара; наконец, акцию, в ходе которой неистовый художник забрался на вышку уже осушенного бассейна «Москва» и принародно стал мастурбировать: спустя почти двадцать лет, когда здесь снова возвышался Храм Христа Спасителя, случился всем известный панк-молебен.

  • Вито Аккончи

    Нью-йоркский радикальный концептуалист начинал как поэт, но с конца 60-х занялся видео и навязчивыми, продолжительными перформансами, связанными с социальным взаимодействием: например, следовал по улице за произвольно выбранным прохожим, пока тот не приходил в помещение. Самое показательное произведение Аккончи, исследующее границу между интимным и социальным, — перформанс 1970 года Seedbed: художник спрятался под специальным пандусом в галерее Sonnabend и мастурбировал, озвучивая через громкоговоритель непристойные фантазии о зрителях, толпившихся над пандусом.

  • Кароли Шнееман

    Живущая в Чикаго художница-феминистка, ориентированная скорее не на аналитическое описание гендерного неравенства, а на страстное выражение суверенности женского тела и утверждение женской сексуальности, которая всегда воспринималась как вторичное, зависимое обслуживание мужчин, а не сама по себе. Самые известные хэппенинги Шнееман связаны с телесным освобождением: в художественной оргии «Радость плоти» восемь перформеров обоего пола раздевались, катались по полу, обливались краской. В ходе перформанса «Внутренний свиток» обнаженная Кароли доставала из вагины скрученную ленту, пародировавшую библейский образ «свитка Закона», и зачитывала вслух список сексистских предрассудков.

  • Роберт Мэпплторп

    Эстетика черно-белых «ню» выдающегося американского фотохудожника 1970-80-х переосмысляет канон классического искусства и пересекается с гравюрами маньеристов. Но фотографии Мэпплторпа также очень важны и несут раскрепощающий смысл в контексте гей-культуры той эпохи, когда законы за «содомию» были в большинстве штатов, а ЛГБТ-движение только начинало путь радикализации. Кроме прочего, Мэпплторп — апологет BDSM: герои его постановочных работ облачены в кожу и латекс, оснащены шипами и рабскими масками, они размывают грань между желанием и болью.

  • Джефф Кунс

    Очень многих раздражающая суперзвезда, один из самых дорогостоящих в мире художников, певец буржуазной банальности, Кунс самый свой пронзительный и двусмысленный проект, «Сделано на небесах», сделал в самом начале 1990-х, использовав в качестве моделей себя вместе с тогдашней своей женой — Илоной Сталлер, известной как Чиччолина, венгерско-итальянской актрисой хардкор-порно. В серии скульптур, изображающих всевозможные виды совокуплений, художник будто бы сдал экзамен по воплощению постмодернистских теорий французского философа Бодрийара, соединив пустоту глянцевого кича с вопиющей асексуальностью порнографии.

  • Трейси Эмин

    Английская художница цыганско-греческого происхождения, одна из главных фигур золотой генерации Young British Artists, эпатирующих и скандальных постмодернистов, прославившихся в середине 1990-х. Эмин делает ставку на предельную откровенность, в духе крайне иронического эксгибиционизма. Это понятно по самым известным ее работам: «Все, с кем я когда-либо спала в 1965-1995» (парусиновой палатке, внутри которой написанные всевозможными шрифтами имена всех мужчин и женщин в жизни художницы: от родителей и двух нерожденных детей до мимолетных любовников и любовниц), и номинированной на премию Тернера «Моей кровати» (1999) — инсталляции в виде неубранной постели, вокруг которой разбросан разный мусор, начиная с упаковок антидепрессантов, пустой бутылки из-под водки «Столичная» и бритвенных станков и заканчивая грязным бельем и использованными презервативами.

  • Миша Бадасян

    Современные авторы все чаще предпочитают соединять непосредственный телесный опыт с исследованием тех социальных проблем и нюансов, которые кажутся каждому из них важными. Это касается и квир-арта, то есть художественных практик, связанных с жизнью и культурными кодами ЛГБТ-сообщества. Миша Бадасян, молодой художник, родившийся в Армении и сейчас живущий в Берлине, в августе прошлого года начал проект «Save the Date». Целый год он должен знакомиться с людьми в «ничейных пространствах» — в метро, в супермаркетах, на улицах, в гостиницах, аэропортах, в интернете с помощью гей-приложения для телефона Grindr — чтобы заниматься сексом каждый день с новым партнером. Согласно интервью художника, это исследование механизмов промискуитета геев как избавления от одиночества, но также и попытка быть честным и близким с каждым из мимолетных любовников.  


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также