Американская галеристка о том, зачем подарила Эрмитажу коллекцию за $2 млн

Хелен ​​Дра​тт ​И​нглиш — коллекционер и первый искусствовед, сумевший ввести декоративно-прикладное искусство в академический дискурс, подарила Эрмитажу более 70 предметов своей уникальной коллекции. В эксклюзивном интервью «Собака.ru» она рассказала, зачем сделала это.

Почему в наше непростое время вы решили подарить коллекцию современных художников декоративно-прикладного искусства Эрмитажу?

В разговоре с Михаилом ​Пиотровским в декабре 2013 года я узнала, что ​он​ давно хочет​ выставлять современное прикладное искусство. И я сказала, что могу помочь собрать к юбилею музея несколько знаковых имен. ​Это было стартом проекта «Дар Америки».​ Но я и подумать не могла, что мне удастся представить 74 экспоната лучшего прикладного искусства за период с 1948 по 2013 год. ​​Сразу скажу, ​ это не моя коллекция. Некоторые экспонаты действительно принадлежат мне, но не только: что-то взято из коллекции Мэттью Дж. Дратта, моего сына, а также многие предметы ​для выставки ​ мне передали художники, с которыми я сотрудничаю десятилетиями, ​некоторые ​ созда ​ли​ предметы специально по этому поводу. И надо сказать, ​все​ с ​огромным ​ энтузиазмом откликнулись ​на​ предложение: ведь очень почетно ​оказаться в экспозиции одного из лучших музеев мира. Но качество самих работ таково, что они обязаны быть​ в собрани​ях​ самых лучших частных и публичных коллекций. Например, специально для Эрмитажа выполнена работа с ​посвящен​ием​ Луиз Буржуа, ведь одну из скульптур художница передала музею после своей персональной выставки. Это прекрасное ожерелье с антропоморфическими деталями, клеточными конструкциями, абсолютно соответствующие идеям телесности Буржуа. У автора украшения не было цели скопировать скульптуру, замысел в том, чтобы трансформировать некий дух ее работ в объект, который можно носить. И это основной принцип экспозиции: все объекты прикладного искусства, здесь выставленные, предельно функциональны и декоративны. Но разница между простыми бытовыми вещами и этими произведениями, которым я посвятила свою жизнь, в том, что они находятся на стыке мейнстрима и минимализма, концептуализма, абстрактного экспрессионизма, поп-арта — всех важных течений Европы и Америки последних пятидесяти лет, но выполненных не в виде картин или скульптур, а в объектах декоративно-прикладных, особенно в керамике и ювелирных украшениях.

Ваш самый любимый объект?

Все предметы объединяет следующее — великолепное, исключительное качество и концепт. И это отличает художников, выполнивших их, от ремесленников, а произведения искусства от бытовых предметов. Это тонкий баланс, фьюжн между искусством и ремеслом. Концепт наделяет объект сверхсмыслом. Вот ​ф​арфоровые вазы, они задуманы как проводники света и не содержат ничего другого, кроме света и воздуха. Они сделаны с таким мастерством и из фарфора такого качества, что светятся изнутри.

А как пришла идея выставить целиком гостиную вашего дома?

Михаил Пиотровский и Тамара Ра​ппе​ были у меня в гостях в Филадельфии. И в столовой, где мы с Мэттью устроили ланч, они рассматривали предметы обстановки, постоянно спрашивая, где чья работа. И ​Пиотровский​ сказал: «В​ американских музеях можно увидеть французские, итальянские и греческие гостиные. Я хочу первым среди европейских музеев выставить американский интерьер, созданный после второй мировой войны». До этого ​А​мерика в основном была импортером искусства, но теперь, спустя поколения, все изменилось. Моя гостиная — не типичная американская, э​то ​не клише, а​ эклектичное собрание выдающихся образцов искусства со всего света, собранное в обеденной комнате. Там есть и хрусталь Рене Лалика, и декоративные предметы американских мастеров, и стол 1953 года из универмага, и​ ​банкетка Джорджа ​Н​акашимы. И все эти предметы между собой сочетаются, это абсолютная эклектика, но не случайная, а тщательно гармонизированная. Пожалуй, в чьих-то других руках и при другом сочетании это могло бы выглядеть очень грубо, поэтому мы решили выставить все именно в таком виде, как я это декорировала.

Ваш стиль очень обращает на себя внимание, как складываются ваши отношения с модой?

Единственное, что роднит меня с модой, — это огромная коллекция шляпок. Мы познакомились с представителем ​американского фонда друзей ​Эрмитажа в Нью-Йорке именно благодаря этому обстоятельству​. ​Тамара Раппе, куратор музея, подошла ко мне на выставке и сказала, что просто обязана знать, кто я такая и что за головной убор ношу. В остальном я с удовольствием ношу черные платья с воротом, потому что на них хорошо смотрятся украшения современных ювелирных дизайнеров, к которым я неравнодушна. Ношу серый, бордовый и коричневый, но могу выйти и в белом. Простота — самое важное. Это не вопрос моды, а соображения удобства. Для такого трудоголика, как я, самое главное носить максимально комфортную рабочую одежду.

Интервью: Ксения Гощицкая


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также