Роберт Уитмен: «Фотография — это не просто строгое движение механизмов, это секс»

Галеристка Кристина Березовская уже второй раз импортирует из Нью-Йорка современное искусство, сделав кульбит в сторону от ленинградского авангарда и соц-арта. Удачно показав проект Шимона Окштейна «Диалоги», она привезла в KGallery жовиального фотографа Роберта Уитмена.


Кристина Березовская и Роберт Уитмен обсуждают выставку в нью-йоркской мастерской фотографа

Роберт, вы нью-йоркский яппи, эстет. Почему выбрали фотографию?

Как обычно, все дело в случае. В юности я много путешествовал, постоянно впитывал все новое и откладывал образы в своей памяти. Был как бы «фотографом внутри», без камеры. А потом увидел «Фотоувеличение» Антониони, и со мной произошел полный blow up. Тривиально, но этот фильм определил мою жизнь. Образ жизни главных героев, эти сексуальные модели вокруг...

Наркотики...

Всех видов и в любом количестве. В общем, я загорелся фотографией. Оказалось, что один из друзей моей семьи владеет фотомагазином. Он научил меня обращаться с техникой, потом другой приятель нанял меня поснимать красивых девушек. С тех пор я так и живу.

Вы живете в Нью-Йорке и бывали в Москве. Но для первой персональной выставки выбрали Петербург. Не боитесь пожалеть? Город известен своим холодным приемом.

Любой, даже самый большой мегаполис состоит из отдельных горожан. И Нью-Йорк тоже. Причиной всего происходящего сейчас стала встреча трех человек: меня, моего друга, известного русско-американского художника Шимона Окштейна, и тебя, моя девочка. Ты тогда была занята организацией выставки Шимона. Мы отлично провели время в Нью-Йорке, и было бы даже странно, если бы это общение не вылилось в какой-нибудь проект. Так и получилось, тебе не пришлось меня долго уговаривать. Я счастлив и ничего не боюсь.

Не знаю, может быть, это звучит обидно, но многие в Петербурге придут на вас как на «первого фотографа Принса». Вам неприятен такой подход? И раз уж мы о нем заговорили, как вы познакомились?

Меня все достали с этим Принсом, и ты в том числе. Это как хит, который приходится повторять из концерта в концерт, а уже столько написано свежего. С другой стороны, зритель придет посмотреть на того парня, который «жал руку Принсу», а увидит очень своеобразные портреты Михаила Барышникова или чувственные эротические снимки. Главное, чтобы кто-нибудь пришел, а я, уж поверь, найду, как его удивить.

  • Артист, известный как Принс. Миннеаполис, Миннесота, 1977 год.
  • Мерс Каннингем и Михаил Барышников в балете Occasion Piece, 1999 год.

И все-таки как вы встретили Принса?

Давай уточним: я начал работать не со «звездой ритм-энд-блюза Принсом», а с семнадцатилетним пареньком Принсом Нельсоном, которого никто не знал. К тому моменту я занимался фотографией уже десять лет и чувствовал себя довольно уверенно. Мой коллега предложил мне сделать несколько снимков начинающего талантливого артиста. Я знал, что из этого что-то выйдет, но не подозревал, насколько серьезно он пойдет вверх. Я сделал для него три фотосессии, затем он использовал карточки для своего пресс-кита и получил контракт с Warner Brothers. Думаю, что мы можем сказать спасибо друг другу, это было действительно взаимовыгодным сотрудничеством.

Для вас искусство всегда эротично?

Искусство — это красота души, эротика — красота тела. Камера дает мне возможность объединить их. Согласись, секс, как и танец, как и красивая песня, — это не просто содрогание мускулов и мышц, это нечто большее. Вот и фотография — это не просто строгое движение механизмов, это секс. Придите на выставку, и вам сразу станет понятно.

Яна Милорадовская, главный редактор журнала, сказала мне: без сенсации интервью не приносить. Роберт, не подведите меня, это мой первый раз.

Ну, Уитмен — не настоящая моя фамилия.

Спасибо, Роберт. Но у всех звезд псевдонимы.

Я ее поменял из-за того, что моя семья — известный мафиозный клан Вейсман, связанный с наркотиками, проституцией и алкоголем еще со времен «сухого закона». Они богатейшие люди Америки, теперь открывают музеи, галереи и рестораны. Например, Weisman Art Museum в Лос-Анджелесе. Но суть ведь не изменишь. Всю жизнь я бегу от нее как проклятый: секс и наркотики, наркотики и секс. К середине 1980-х я окончательно вышел из-под контроля. Увидел себя в зеркало, и мне стало страшно. Теперь со всем с этим покончено, я так люблю жизнь. Этого достаточно?

Ретроспектива Роберта Уитмена. KGallery, с 10 по 24 апреля

Текст: Кристина Березовская


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме