Заратустра: самый популярный кот интернета

Картинки котов, фото с котиками — мимими-лихорадка не пощадила никого. Основательница «Лаборатории звука», «Мультивидения» и graFFFest Светлана Петрова потрясла мир изобретением «Котошопа» и проектом FatCatArt. Ее питомец, один из самых знаменитых котов интернета по кличке Заратустра, взял для нас интервью у любимой хозяйки.

  • Светлана Петрова и Заратустра
  • «Мона Лиза и кот» (по мотивам Леонардо да Винчи)
  • «Кот при пере- ходе через Сен-Бернар» (по мотивам Жака Луи Давида)
  • «Венера и кот, охотящийся на птичек» (по мотивам Лукаса Кранаха Старшего)
  • «Священник Роберт Уокер и кот, катающиеся на коньках на озере Даддингстон» (по мотивам Генри Реборна)
  • «Портрет кота с Арнольфини» (по мотивам Яна ван Эйка)

Заратустра: Мяу-мяу?

Светлана: Да, Заратустра, с котами я всю жизнь. С детства со мной росла кошка, у нас была телепатическая связь. В 2008-м умерла мама — мне достался ты. У меня была депрессия, и ты меня как-то из нее вытащил. Ты толстый — наверное, поэтому.

Заратустра: Ф-ф-ф.

Светлана: Моя подруга сказала: «Такой смешной кот, сделай с ним проект». Я свои эскизы обычно делаю в «Фотошопе» — взяла и «зашопила» твои фотографии в «Данаю». Потом сделала еще пяток вариантов с разными картинами и разослала друзьям: художнице Белле Матвеевой, галеристу Наташе Панковой. Взрослые женщины просто упали от хохота. Я поняла, что людям это нравится.

Заратустра: Мр-р-р.

Светлана: Я давно интересовалась интернет-искусством. Смотрела на разные мемы и думала, что богатством культурных смыслов они не блещут. И решила попытаться создать красивый мем, несущий интеллектуальное начало. Сама сделала сайт fatcatart.ru, выложила часть нашей с тобой фото-истории. Шел май 2011 года, готовился graFFFest, стало много работы, я отвлеклась и не следила, что происходит на сайте. На фестивале «Мультивидение» я показала тебя на картине Боттичелли. Режиссер Андрей Бахурин и говорит: «Это что такое?» Отвечаю: «Это мой Заратустра». — «Да это же самый знаменитый кот интернета». Я дошла до дома, глянула — елы-палы. Первый блогер, сделавший перепост, еще указал ссылку, а там пошли всякие «Яплакал», «Триникси» — они источники не указывают. Потом перепостили в Японию — и далее по всему миру. Я написала всем, потребовала, чтобы ссылку поставили. И стала дальше «шопить»: пора «котошопа» наступила, зимние месяцы в Петербурге.

Заратустра: Мяу?

Светлана: Да, Заратустра. Потом объединила тебя с «Моной Лизой» — эта работа всем нравится — и начала ставить на изображениях логотип. Мне стали писать журналисты. Spiegel, Daily Mail опубликовали репортажи. В результате ты стал одним из самых знаменитых котов в интернете. Я решила сделать интернет-магазин, посвященный кот-арту, но у меня еще куча проектов, а это требует вложений. Сейчас нашла партнеров: на днях запустим магазин. Буду продавать кот-арт-принты, репродукции картин с моей авторской ручной доработкой. Хочу делать и ожившие картины, это теперь возможно: полотно со статичным изображением плюс некая движущаяся часть, закольцованная, как coub.

  • «Кот за чаем, купчиха за котом» (по мотивам Бориса Кустодиева)
  • «Рождение кота» (по мотивам Сандро Боттичелли)
  • «Утро в сосновом лесу» (по мотивам Ивана Шишкина)
  • «На пашне. Весна» (по мотивам Алексея Венецианова)

Заратустра: Фр-р.

Светлана: В ноябре на «Мультивидение» приезжал режиссер Луис Ньето, мы с ним придумали инсталляцию «Котобум!» — о феномене популярных котов в Интернете. Сейчас работаю над видеоартом: ты уже подменил Глорию Свенсон в «Бульваре Сансет». Пошел резонанс в среде интеллектуалов. Во Франции девушка из университета Париж VIII, основанного Жилем Делезом, пишет диссертацию по кот-арту: «FatCatArt — искусство мема». Она считает, что наш проект того же сорта, что манипуляции Марселя Дюшана с Джокондой, после которых репродукцию возвели в статус высокого художества. С одной стороны, смешные картины с котиками, а с другой — и искусство, и высказывание об истории искусств. Человек понял, что я подразумевала.

Заратустра: Ур-р.

Светлана: Как товарный знак твое изображение я не регистрировала. Не считаю нужным. А продать его мне предлагали неоднократно, причем крупные компании. Бренд John Lewis с его 30-миллиардными оборотами предлагал мне тысячу фунтов стерлингов. Представляешь, Заратустра, как невысоко тебя оценили? Я, конечно, отказалась. Мне трудно смотреть на эту историю с коммерческих позиций. Согласием я ответила только одной голландке, которая хотела использовать принты с твоим участием в своих моделях одежды.

Заратустра: Апчхи.

Светлана: Будь здоров, Заратустра. В моей биографии было много разного, были и конфликты с людьми. Я осознала, что вражда и нетерпимость губительны. Мы живем в плюралистичном мире, и как раз кошки — универсальный язык, база для диалога разных людей. Благодаря нашему проекту я познакомилась с кучей людей: с американцами, с японцами. А вот первая твоя персональная выставка, Заратустра, пройдет в Англии в начале мая, в рамках Оксфордских недель искусства. Поедем популяризировать русскую классическую живопись. В России к тебе еще нет такого интереса, как за границей, и это, по-моему, ненормально.

Заратустра: Everything will be OK, my darling. Don't worry. Meow.

 

Недавно Заратустра дебютировал в классике кинематографа — он представил сиквел «Бульвара Сансет», знаменитого фильма Билли Уальдера с Глорией Свенсон в главной роли. Вместо нее Заратустра исполняет роль Нормы Десмонд в культовой сцене «Я готова к крупному плану». Глубокая драма кинозвезды, чей талант превосходит уровень современного кинематографа, раскрывается в модном формате одноминутного интернет-видео с котами.

Путь к Заратустре

Светлана Петрова рассказала о вехах своей творческой биографии до того момента, как она попала в цепкие лапы кот-арта.

В начале 1990-х было движение альтернативной моды. Совок — серый, а мы           стремились к яркому, авангардному, эротическому. Костюмы как философия, выраженная в образах, как своеобразный вариант культурной антропологии. Это была не мода, а метамода или постмода. Моими манекенщиками были трое панков, встреченные на улице, я участвовала в «Попмеханике» Курехина.
По образованию я философ, и в моем театре L.E.M. с помощью искусства исследовала историософию России. Непреходящие проблемы: почему у нас все так странно происходит? Спектакль «Двуглавый лебедь» на музыку «Лебединого озера» в обработке Валеры Аллахова из «Новых композиторов» тоже был о судьбах Родины. Я придумала лозунг: «Поиск свободы через мутацию». Партии девушеклебедей в первом акте танцевал культурист Александр Вишневский, а во втором — толстые балерины. Ротбарт был сутенером, эксплуатирующим бедных лебедей. Принц вступал с ним в борьбу, а во втором акте выяснялось, что девушки всем довольны. Мы объездили с гастролями всю Европу, у меня даже появились последователи во Франции — Theatre de la Mezzanine.
Между театром и анимацией в моей жизни была музыка. Мы с друзьями создали компанию «Лаборатория звука», первыми привезли в Петербург Горана Бреговича, Дживана Гаспаряна, Диаманду Галас. Я давно дружу с Брайаном Ино, занимаюсь его проектами в России.
Потом мы познакомились с Олегом Куваевым, автором Масяни, и он много рассказывал об анимации. Я решила сделать свое событие. В 2003-м была «Ночь влюбленных в мультфильмы» в Филармонии. Куваев подбирал контент, а я обвязала показ мультимедийным перформансом и видеоинсталляциями. Так родилось «Мультивидение», президентом которого я являюсь. Я стала изучать анимацию и теперь отбираю фильмы для фестиваля сама.
Мне пришло в голову, что Дворцовый мост похож на экран. В 2005 году я придумала показывать кино на мосту, а в 2007-м мне удалось эту мысль воплотить. Есть такое движение «пабликскринз» — показ на площадях, не предназначенных для этого. Мосты в данном случае идеально подходят. Так все пришло к стритарту. Я основала арт-форум graFFFest, его задача — синтез стрит-арта и цифрового искусства.
  Я придумала слово «ыскусство». Это когда люди в шоке от происходящего и могут сказать только «Ыыыы...».

 

 

 

fatcatart.ru

Текст: Михаил Стацюк
Фото: Алена Кузьмина


Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также

По теме