8 главных работ феминисткого искусства

К открытию нашумевшей московской выставки социальной графики «Феминистский карандаш» мы вспомнили несколько примечательных работ хужожниц-феминисток: от Джуди Чикаго до Pussy Riot.

Марта Рослер «Красота не знает боли»

Одна из первых работ важнейшей фигуры американского критического искусства 70-90-х, серия фотоколлажей, использующих слащавые иллюстрации из «женского глянца». Рослер монтирует фрагменты женских тел с кухонными приборами (тостером, плитой, холодильником, посудомоечной машиной и т.п.) и модной одеждой. В этих монтажах — максимально наглядное раскрытие темы объективации тела женщины, принуждаемой и к бесплатному домашнему труду, и к следованию директивам «индустрии красоты».

 

 

Джуди Чикаго «Званый ужин»

Воодушевляющая поэтическая инсталляция, которую Джуди Чикаго с помощью нескольких сотен волонтеров создавала больше четырех лет. Композиция представляет собой треугольный (треугольник — символ равенства) банкетный стол на 39 персон: каждое место, с его столовыми приборами, салфетками и расписанной цветами и бабочками (символизирующими вагины) посудой, посвящено одной из выдающихся женщин — исторических деятельниц, художниц или мифологических персонажей, от богинь Иштар и Кали до писательниц Эмили Дикинсон и Вирджинии Вульф. Инсталляция Чикаго репрезентирует виды искусств (текстиль, вышивка, работа с фарфором), считающиеся традиционно женскими, а также обращает внимание на «невидимость женщин» и отрицание суверенного женского опыта, свойственные патриархатному дискурсу об истории и культуре.

 

 

Барбара Крюгер «Твое тело — поле битвы»

Одна из наиболее показательных работ знаменитой американской концептуалистки Крюгер, меткого и ироничного критика общества потребления и патриархата, предпочитающей в основном монохромные фотографии, снабженные императивными слоганами («Твое тело — это поле битвы», «Когда я слышу слово "культура", я хватаюсь за кошелек» и т.д.). Ее легко узнаваемая манера происходит из конца 60-х, когда Барбара работала фоторедактором в журнале Mademoiselle: приемы глянцевой рекламы — этой пропаганды эпохи консьюмеризма — стали основой всего ее едкого творчества. Конкретно эта работа лаконично указывает на расщепленность женских желаний и телесности, контролируемых патриархальной системой.

 

 

Ширин Нешат «Женщины Аллаха»

Сравнительно ранняя серия фотографий иранской художницы и кинорежиссера, вынужденной жить в эмиграции. Нешат изображает стереотипную традиционную мусульманскую женщину (позировала сама художница), открытые участки тела которой покрыты персидской вязью: отрывками феминистской эротической (в том числе лесбийской) поэзии на фарси; на других снимках одетая в чадру Нешат держит в руках пистолет, метафорически подчеркивая неотделимость религии от насилия. Несмотря на огромный успех «Женщин Аллаха» Ширин не раз подчеркивала, что целиком оценить весь многослойный контекст серии могут только иранцы и иранки — при том, что любые работы Нешат на родине находятся под строжайшим запретом.

 

 

Трейси Эмин «Моя кровать»

Одна из звезд медийно и коммерчески успешного движения Young British Artists прославилась инсталляцией, которую составили незастеленная кровать с несвежим бельем, использованными презервативами, гигиеническими прокладками и прочим. Сама полемика во всевозможной прессе (от профильных арт-изданий до распоследних таблоидов) забавным и показательным образом вписалась в затронутую Эмин тему «двойной петли» — это когда любое действие женщины для агентов патриархата является лишь очередным поводом ее осудить или заклеймить: применительно к женской сексуальности это, конечно динамическая пара «шлюха/фригидная недотрога».

 

 

Guerrilla Girls «Где женщины Венеции? Под мужчинами»

Серия плакатов-афиш, приуроченных к открытию Венецианской биеннале, которую Guerrilla Girls (своего рода старшие сестры Pussy Riot, анонимная боевая группа художниц-феминисток в масках оскаленных горилл, которые начиная с 1985 года работают на стыке акционизма и политической борьбы) обвинили в дискриминации женщин-художников, ЛГБТ и «цветных». Слоганы на других баннерах гласили: «Женщина должна раздеться, чтобы попасть в музей Метрополитен?» или «Женщины составляют меньше 3% художников в секциях современного искусства, при этом 83% обнаженных моделей — женщины». Институциональной критикой GR не ограничивались: также они атаковали сексистский Голливуд и прочие сферы символического производства, в которых женщины занимают подчиненные позиции.

 

 

Pussy Riot  «Кропоткин-водка»

Памятный всем исторический ажиотаж вокруг Той Самой Акции затмил второе произведение на тот момент анонимной панк-арт-группы. Видео на переполненную анти-потребительским и радикально-феминистским пафосом «Кропоткин-водку» снималось в столичных бутиках, на модных показах и на крышах приближенных к Кремлю баров. Среди самих феминисток велись и ведутся бурные споры на тему того, в какой степени акции Pussy Riot имеют отношение к феминистской политике. Однако несомненно: девушки, спровоцировали невиданную доселе и показательную дискуссию о месте женщины в обществе — причем далеко за уютными пределами арт-тусовки.

 

 

Виктория Ломаско «Рабыни из московского супермаркета»

В этом графическом репортаже речь идет о чудовищной и, судя по всему, обыденной истории женщин-мигранток, которые удерживались в рабстве в обычном продуктовом магазине на окраине российской столицы. О судьбе этих женщин после освобождения рассказала Виктория Ломаско — кроме многого прочего, автор нескольких серий социальной графики, в том числе о политических судебных процессах (над Толоконниковой-Алехиной-Самуцевич, узниками Болотной и т.д.). На петербургской выставке «Феминистский карандаш» будет представлен репортаж Ломаско о жизни нижегородских проституток.


  • Автор: sobaka
  • Опубликовано:

Наши проекты

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Читайте также