Елена Павлова

За четыре года работы ее свадебное агентство «Кружево» неоднократно отмечено профильными премиями на региональном, федеральном и международном уровнях. Успехи компании заметили коллеги, и в этом году челябинская ивентистка стала единственным спикером из региона на конференции «Бизнес и творчество» (крупнейшей в СНГ нетворкинг-площадке свадебных и event-агентств, организаторов, декораторов и ведущих). Знай наших! 

В организаторы свадеб ее привели тортики. Однажды подготовка кенди бара (стола со сладостями - по-русски) для молодоженов переросла в поиск места для банкета и помощь нанятому парой распорядителю. А почему бы не заняться полным циклом, подумала Лена, и стала… Стала wedding planner.

Английский термин не случаен. Когда на рынке Челябинска появилось «Кружево», учиться этому было негде. Основой оказались зарубежные журналы и сайты, где девушка черпала знания. Впрочем, и они вскоре устарели. Теперь она полагается на собственную практику, ну, и немного на опыт мировых лидеров. В топе - ОАЭ, Италия, Франция и США.

- В Эмиратах, - рассказывает Лена, - к свадьбе относятся, как к возможности окунуться в сказку. Поэтому торжества там проводят во дворцах или luxury-отелях. Италия и Франция – законодатели классических праздников. США стоят отдельно, там особое отношение к бракосочетанию, почти фанатичное, отсюда и безграничный полет фантазии и главных героев праздника, и устроителей. Но и Россия тоже вдохновляет игроков рынка.

Свадебная индустрия набирает обороты во всем мире. Даже в Китае, несмотря на то, что молодежь все меньше проявляет интереса к институту брака, оборот индустрии оценивается в астрономическую сумму - 270 млрд долларов (по данным BBC)! Тренды в подвенечной моде меняются чуть медленнее, чем в подиумной. Тем не менее, каждый сезон диктует свое. В 2019-2020 годах - вектор на все «живое»: природные мотивы в украшении зала, банкет прямо на воде или на лесной опушке. Непринужденность в одежде. Женихам больше не нужно надевать «тройку с иголочки», а невестам - жутко дорогое «зефирное» платье.

- Хотя, - говорит Лена, - это дело каждого. Вообще, лучшая свадьба – та, которую молодые делают для себя, а не для родных и близких. Однажды у меня была пара, в которой жених рассказал, что для него нет большего наказания, чем сидеть в центре зала под прицелом десятков глаз на протяжение нескольких часов. У ребят очень консервативные родители сочетались с современными друзьями. И мы решили провести праздник в три этапа. Сначала это была регистрация и небольшое застолье с родителями. Вдвоем молодожены отпраздновались в Черногории, а по возвращении отметили событие с друзьями. Это был формат вечеринки: где гости ели бургеры, играли в квизы, танцевали и смотрели уже смонтированные фильмы двух первых частей торжества. Все были в восторге!

Челябинские свадьбы пока сильно отличаются от мероприятий в Петербурге и  Москве. Основное отличие – банкетные площадки, выбор, по-прежнему, небольшой. А те, что существуют, работают по отлаженной схеме: богато накрытые столы с разнообразием закусок и напитков. В столицах переходят на обслуживание с курсовой подачей блюд. Еще свадьбы там все более осознанные: это праздник семьи и любящих людей. Мы пытаемся эту осознанность привить и челябинцам. 


Самый маленький бюджет Лены на свадьбы составил восемьдесят тысяч рублей, самый большой - девять миллионов. Но обе свадьбы были уникальными и по-своему непревзойденными: «Главное — то, что чувствуют молодожены, их родные и близкие. Это и создает особую атмосферу». 

Текст: Анастасия Годына

Фото: личный архив

Электронную версию журнала Вы можете посмотреть здесь.

Alfred Genger,
Комментарии

Наши проекты