Лауреат премии "Золотой лист" режиссер Иван Миневцев ставит Бунина в Челябинском Молодежном театре

Иван Миневцев

В детстве я был уверен, что никогда не пойду работать в театр: там не дают денег».

Текст: Полина Бабушкина Фото: Григорий Сотников

Недавний выпускник ГИТИСа, стипендиат премии имени Анатолия Эфроса, лауреат российской театральной премии «Золотой лист» ставил спектакли в театрах Москвы, Санкт-Петербурга, Калуги, Ростова-на-Дону, а теперь и в Челябинске - в феврале дебютирует с «Бунин. Рассказы» в Молодежном театре.


Каким человеком должен быть режиссер в первую очередь?
Каждый режиссер - очень расчетливый и практичный человек. Режиссер Андрей Могучий как-то сказал, что всегда подходит к выбору материала и постановке с точки зрения конъюнктурной, то есть, по сути, признался, что он - конъюнктурщик. И в этом нет ничего зазорного. Режиссерская практичность срабатывает с самого начала – с выбора материала. Далее творческий период может бросать тебя из стороны в сторону, но это уже вопрос внутреннего баланса. Демонстрировать холодный нос режиссеру необходимо, в нем должны видеть уверенного человека. Поэтому стрессоустойчивость - необходимое в профессии качество. Я бы еще выделил способность организовывать и образное мышление. С последним, к сожалению, у меня бывают проблемы. (Смеется.)
Отучившись в Санкт-Петербурге, ты решил отправиться в Москву.
В Петербурге как такового режиссерского факультета нет нигде. Там все поросло пылью. Когда я заканчивал институт культуры, в Питер как раз приехал из Москвы Дмитрий Анатольевич Крымов со своим спектаклем «Донкий Хот». Тогда, посмотрев его, я понял, что в театре можно все! Все, что хочешь! Нет никаких правил. В этом спектакле была невероятная свобода, до него я даже не догадывался, что из палочки и еще кое-чего на сцене можно сделать все, что угодно. Я тогда делал небольшие, скорее развлекательные постановки, но я не чувствовал в себе умения сделать спектакль. Нас, по идее, учили театральной режиссуре, но мне не хватало школы и опыта. Так я загорелся поступить к Каменьковичу и Крымову в ГИТИС.
Почему выбор пал на Бунина?
Мне позвонили из Челябинского Молодежного театра, сказали, что в театре много актрис примерно одного возраста, придумай, мол, для них что-нибудь. Меня в тот момент пригласили на «Яму» в Театр на Малой Бронной. Я смотрел спектакль и параллельно прикидывал, где могут столкнуться семь женщин. Публичный дом, тюрьма или родильный дом… Но в этом нет эстетики, мне это все не нравилось. Потом осенило: а зачем связывать этих женщин? Это же могут быть разные истории. Зачем из этого делать пьесу? В голову сразу пришла идея про Бунина, я невежливо ушел домой и за один вечер придумал, какие будут рассказы.
Выходит, единого драматургического текста в основе спектакля нет. Это новые театральные тенденции?
Режиссер – это молодая профессия, появилась в начале двадцатого века. Поэтому сегодня вполне логично говорить о ее расцвете. Сейчас эпоха режиссерского театра, когда главный вопрос - в трактовке. Мы смотрим не Шекспира, Шекспир - это повод для своей мысли, своего высказывания, своего театра. Драматургия и артист уходят на второй план, сегодня главное – постановка зрелища. Театр – многогранная штука, здесь необязателен сюжет, текст. Мне это нравится. Однако без них я пока не обхожусь, но когда-нибудь рискну. Пока я развиваюсь, к тексту стараюсь подходить серьезно.
Нужен ли за плечами опыт в любви, чтобы ставить Бунина?
Необходим. Для меня это очень личный спектакль, он начинается с истории о любви, как юности, пылкой, страстной, сумасшедшей – с рассказа «Руся». И заканчивается историей уже о другой любви, как необходимости скрасить одиночество - рассказом «В Париже». Для меня это спектакль об эволюции чувства в течение жизни. Лет в двадцать пять я бы не знал, как это поставить, мне было бы страшно. А сейчас я понимаю, что это такое, и понимаю, как люди, встретившись в кафе, сходив один раз в кино, решают больше не расставаться. И между ними есть любовь. Любовь как тихая гавань, как вода. Она вежливая и нежная.
Для Бунина любовь – это всегда трагедия. Ты разделяешь его восприятие?
Я не думаю, что любовь – это трагедия. Слишком пафосно. Скорее - это первичный человеческий инстинкт. На мой взгляд, у Бунина трагедия - буквально все. Он - автор, у которого очень сильное ощущение конца. Всего. У него вопрос конечности касается любви, жизни, свободы и прочего. Совершенно жестокий автор, он не щадит ни себя, ни своих героев. И мне хочется понять, почему так все обречено, почему в итоге все закончится плохо.

 

А еще важно знать:

 

Иван родился и вырос в Тюмени. Работал массовиком-затейником в Доме культуры «Торфяник». В Санкт-Петербургский институт культуры приехал поступать по совету коллег на «Режиссуру шоу-программ». Сказав, что он джазовый саксофонист, успешно прошел отбор. Однако когда мастер курса выяснил, что у Ивана за плечами только музыкальная школа и никакого джаза, молодому человеку грозило отчисление, но мастера вовремя сместили. К концу учебы осознал, что хочет учиться в ГИТИСе, не сдав ГОСы, уехал в Москву.

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также