«Чернобыль» по-американски: как Стеллан Скарсгард играет советского министра в сериале HBO

Пока Данила Козловский только собирается снимать картину о ликвидации аварии на АЭС (с собой в главной роли), на «Амедиатеке» уже идет мини-сериал канала HBO «Чернобыль». Кинокритик Иван Пугин посмотрел проект и рассказывает, что в нем не получилось и почему. 

На канале HBO стартовал мини-сериал «Чернобыль». В нем пять часовых эпизодов, которые выходят по нелинейной системе: каждую неделю по вторникам – до 4 июня.

В 1 час 23 минуты 47 секунд (именно так называется первая серия) 26 апреля 1986 года на Чернобыльской АЭС произошла крупнейшая в истории атомной энергетики авария – при взрыве на одном из блоков в атмосферу выбросило радиоактивные вещества. Для ликвидации последствий в зону отчуждения вылетают зампредседателя совета министров Борис Щербина и химик Валерий Легасов. На кону стоят жизни многих людей – как минимум жителей атомограда Припять, максимум – половины европейского континента. Но начинается сериал не с изложения этих обстоятельств, а мощной сцены, задающей тон всему повествованию: через два года после основных событий Легасов приходит к выводам, которые он не может скрывать от общественности. Он записывает свои соображения на диктофон, прячет их, а затем вешается на глазах у кота.

 

Уже с этой сцены становится понятно, что зрелище предстоит не из легких. Все серии «Чернобыля» снял один из режиссеров сериала «Во все тяжкие» Йохан Ренк. У шведа хорошо получились липкая клаустрофобная атмосфера, постоянное напряжение и ожидание чего-то смертельно-разрушительного в каждом кадре. Также тщательно поработали декораторы и костюмеры – Советский Союз 1980-х передан очень точно (даже такие мелочи, как автомобильные номера, магнитофоны и пачки сигарет выглядят аутентично). В какой-то момент начинает казаться, что у европейских актеров, сыгравших главные роли, есть давно скрываемые славянские корни. В роли химика Валерия Легасова снялся Джаред Харрис, известный многим по запоминающейся роли одного из антагонистов в сериале «Безумцы». Бориса Щербину играет любимец Ларса фон Триера Стеллан Скарсгард – и это одна из главных удач кастинга. Сначала кажущийся весьма картонным классический «apparatchik» с каждой серией приобретает все больший объем, а между Харрисом и Скарсгардом постепенно возникает настоящая экранная химия.

У персонажей Легасова и Щербины были реальные прототипы. Помимо них, в сериале есть и полностью придуманные персонажи. Например, Ульяна Хомюк в исполнении двукратной номинантки на Оскар Эмили Уотсон, с которой Скарсгард в последний раз встречался на экране в фильме «Рассекая волны» Триера. Это белорусская физик-ядерщица, которая случайно узнает о случившейся трагедии и из Минска устремляется в важные для сериала локации (Чернобыль, Припять, Москва), пытаясь выяснить всю правду.

То, что реальность в сериале густо замешана с добавленным для драматизации вымыслом, является основной претензией тех критиков, которым «Чернобыль» не понравился. Сценарист проекта Крейг Мазин (помимо прочего, автор сценария нескольких фильмов из франшиз «Очень страшное кино» и «Мальчишник в Вегасе») добавил много сцен, которых не было, но без них сложить стройную историю оказалось бы проблематичным. Он подчеркивает храбрость и мужество простых советских ученых, пожарных и шахтеров. При этом основная его идея, что разрушение реактора АЭС ведет к расшатыванию веры в СССР, весьма проста и лежит на поверхности. По сути, это растянутый на пять эпизодов фильм-катастрофа с присущими этому жанру клише (в котором не просвечивается большая мировая трагедия, разлом и хаос, как, скажем, в картине о Чернобыле «В субботу» Александра Миндадзе). В неожиданные моменты отказывает оборудование. Вызвавшиеся добровольно на сложное задание люди проявляют спасительный героизм. Пытающейся донести правду до общественности ученой злые сотрудники спецслужб ставят палки в колеса. Чиновники не могут принять правильное решение, а время безвозвратно уходит. Все это происходит под нагнетающую напряжение очень красивую музыку, которую написала экс-участница группы «Múm» Хильдур Гуднадоттир. Но если отбросить драматизацию чувствительной для родившихся в Советском Союзе и затронувшей в той или иной степени очень многих у нас тему и обратить внимание на прекрасную актерскую игру, четко проработанную советскую фактуру, то эти пять эпизодов останутся в памяти зрителей – как и трагедия, которая легла в основу сюжета.

Комментарии (0)
Автор: sobaka
Опубликовано:
Рубрика: Кинофичер
Смотреть все Скрыть все

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты