Открытие: ресторан «Дети райка»

Ремейк московского места, культового для арт-тусовки, на улице Рубинштейна, где питаться лучше только воздухом богемным.

«Детей райка» строили с ранней весны, так что было время по записям страницы фейсбука изучить его московскую жизнь. Место музыканта Алексея Паперного и актрисы Варвары Туровой там чуть ли не второй дом для независимой театральной и кинематографической тусовки: пьют коктейль «Раннев» в честь композитора, играют на рояле, смотрят эстетское кино. Петербургский филиал так же предназначен для арт-богемы и сочувствующих – чтобы столичные как родные чувствовали себя и в сезон гастролей, а местные, наконец, обрели и стол, и дом.

Заведение, действительно, с первой секунды ведет себя с тобой так, как-будто вы давно и крепко знакомы и как минимум еще вечера ты буянил тут на очередном застолье – хотя ты вроде нет. Меню уже успело необаятельно истрепаться, спецпредложения наклеены бумажками рядом с основным списком позиций. Официантки улыбаются, но подходят с третьего оклика, несмотря на внешнюю душевность, пойти на встречу и сделать полпорции не хотят. Собственно, это все вообще не криминал, и легко прощается либо за особо крышесносную еду, либо за историю отношений – как судить строго, скажем, ресторан, куда приходишь в тапочках утром, а после закрытия стучишься за бутылкой вина. Примерно об этом ты и думаешь, пока несут заказ, всматриваясь в красивые лица вокруг: вероятно, они-то уж все это успели (не понятно, конечно, как, за месяц работы), но пришел на чужой праздник – не жалуйся. Вдруг, действительно, сейчас подадут ту самую крышесносную еду, и все станет на свои места.

Тут справедливо сказать, что люди, действительны, каждый пятый— знакомые или лично, или по арт-деятельности. Сидеть за столиками на тротуаре улицы Рубинштейна тоже, как всегда, хорошо — и себя показать, и на прохожих посмотреть, среди которых, опять же, каждого пятого хорошо знаешь. Внутреннее убранство, не востребованное летом в силу отсутствия кондиционера, делала дизайнер Кира Гришина, а ее рука неверных движений не совершает: любимые в городе «Дом быта», «Макаронники» и «Пиф-Паф» этому лучшие примеры. «Дети райка» по оформлению такой немножко «Жан-Жак», со столами с венскими стульями, но легче. Зеркала чередуются с черно-белыми цветочными фресками, щедро отведено пространство для большой барной стойки и ресепшена, пианино явно не объект, а востребованный инструмент — тем более, что режим работы позволяет присесть за него почти круглые сутки.

  • Хумус с салатом "Сабих"

  • Хумус с салатом "Сабих"

  • Похлебка с бараниной

  • Ньюди

  • Ньюди

  • Запеченный лосось с кус-кусом и овощами

Говорить о неприятном — неприятно, так что обойдемся короткой строкой. Во-первых, цены: 270 рублей за брускетту с авокадо и 280 за селедку с гренками. Пасты и пиццы — от 400. Ладно, может, на кухне подрабатывает Дюкасс, и еще захочется пойти ему доплачивать, хотя от мысли, что в паре километров за эту сумму мог бы жевать тальяту с фуа-гра у Блинова уже как-то тоскливо. Во-вторых, скоро захочется потребовать эти деньги назад. В салате сабих — это из арабского раздела кухни, да, есть и такой, — ровно полпомидора, семечки баклажан, самая выразительная из специй — перец. Ризотто с грибами вполне можно освоить, но торт из рикотты с шоколадом — неудачный треугольник почти сырого теста. Даже апероль шприц, а казалось бы, удивляет сходством с компотом. Как возможно открыть сейчас такой общепит не представить, и опять же — вокруг все те же спокойные и красивые люди. Единственное объяснение, что это просто актерская школа, где все упражняются сохранять лицо в любой ситуации. 


     Редакционный инсайд от Анастасии Павленковой

  • Владельцы — люди с творческой фантазией и широкой душой, уже успели пригреть птичку со сломанным пером, вылечили ее и отпустили. Так что не пугайтесь — и кошка, которая уже гуляет по ресторану, и любая другая живность может быть не случайной.
  • Не переведенные с итальянского на русский язык позиции меню скорее всего — специалитеты шеф-повара, который занимается московским заведением, Стефано Казалбордино. Или его бабушки Винцензины.
  • Самая часто заказываемая позиция — тыквенный суп, хозяева говорят, не самая популярная позиция в Москве, но в Петербурге «берут литрами»

 

Ресторан «Дети райка»
Ул. Рубинштейна, 20
   

 

Комментарии (0)

Авторизуйтесь
чтобы оставить комментарий.

Наши проекты

Читайте также